Медиафрения
25 ноября 2017 г.
Медиафрения. Общество русской мракобесности

ТАСС

К стандартному списку из двух извечных русских вопросов на минувшей неделе добавился третий. «Зачем он туда залез?» — спрашивали друг друга сотрудники СМИ, эксперты и просто любознательные граждане, ошарашенные видом российского президента, стоящего в каком-то позолоченном пенальчике, больше всего напоминающем гроб, поставленный «на попа». Вид у него при этом был какой-то пришибленный. Возникало ощущение, что мужчина не вполне понимает, где он находится.

По инициативе сотрудников «КП» пенальчик был назван «троном византийских императоров», а сама процедура получила название «интронизации». Восторг православной и примкнувшей к ней патриотической общественности перешел в стадию исступления благодаря усилиям телеканалов «Спас», «Царьград», юродским комментариям господина Дугина, а также трансляции всей этой процедуры по всем федеральным каналам.

Все это мероприятие происходило 28.05.2016 во время визита Путина в Грецию, когда он решил посетить храм Успения Пресвятой Богородицы. Дмитрий Киселев в «Вестях недели» от 29.05.2016 почему-то сделал главным героем сюжета о том, как президент посетил священную гору Афон, не самого президента России, а некоего мула. Это было тем более странно, что в этот раз никакого мула не было. Мул был давно, 11 лет назад, когда Путин покорял Афон в первый раз. Не исключено, что сегодня этого достойного сына кобылы и осла (я имею в виду не президента России, а его давнего греческого знакомого) уже нет в живых, иначе Киселев непременно взял бы у него интервью. Но тот давешний мул так запал в душу Киселеву, что он решил еще раз его показать россиянам и пустил в эфир рассказ местного монаха о том, как 11 лет назад этот мул бежал впереди путинского автомобиля и показывал президенту дорогу к храму.

Поскольку мул, как уже было сказано, в этот раз к Путину не пришел, отсутствие данного непарнокопытного, вероятно, привело российского президента к тому, что он стал совершать опрометчивые поступки. Ведь, если принять версию православной и примкнувшей к ней патриотической общественности и считать, что нахождение Путина внутри этой странной позолоченной конструкции означает «интронизацию», то есть назначение на должность церковного иерарха, то следует признать, что Путин больше не президент России. Поскольку конституционную норму об отделении церкви от государства, вроде, никто не отменял.

Вид Путина в этом скворечнике так меня потряс, что я забыл поделиться главной хорошей новостью недели. А именно тем, что газета «Якутск вечерний» опубликовала телепрограмму, сопроводив ее вот таким предупреждением: «Будьте осторожны! В информационных передачах ТВ часто допускаются искажения и ложные сведения. Чаще других в этом замечены телеканалы НТВ и «Россия». Генеральный директор «Якутска Вечернего» Вячеслав Левин уже пообещал, что подобные предупреждения будут теперь в каждом номере.

«Якутск вечерний» — одна из лучших газет России. Таких сохранилось немного, но, пожалуй, десяток наберется. Было бы неплохо, если бы инициативу Вячеслава Левина из Якутии поддержали бы, например, Юрий Пургин («Алтапресс», Барнаул), Борис Киршин («Челябинский рабочий»), Вадим Речицкий («Кузнецкий рабочий»), Хасбулат Шамсутдинов («Вечерняя Казань»), Лев Шлосберг («Псковская губерния»), еще пара-тройка руководителей хороших изданий. А там и другие подтянутся. Надо как-то начинать раскручивать спираль молчания, образовавшуюся в прессе вокруг проблемы российского телевидения, которое стало одним из главных инструментов создания нынешнего фашистского режима в стране.

ТАМ-ТАМЧИКИ

Глуповский градоначальник Дементий Варламович Брудастый имел уникальную анатомическую особенность: у него внутри совершенно пустой головы, в уголке размещался небольшой органчик, который мог исполнять две пьесы — «Не потерплю!» и «Разорю!». Головы тех, кто живет в путинском телевизоре, устроены еще проще: внутри каждой из них расположен там-там, по которому беспрерывно лупит находящаяся там же, внутри черепа, колотушка. В рабочее состояние колотушку приводит вид направленной телекамеры или запах поднесенного ко рту микрофона. Часто там-тамчик начинает звучать, войдя в резонанс с другим там-тамчиком, находящимся неподалеку. Когда в студии находятся несколько там-тамчиков, звуки, которые они все вместе производят, вызывают в аудитории немотивированную агрессию, стремление немедленно начать войну и искоренять внутреннюю измену, прямо не выходя из студии.

ТАСС

В минувшее воскресенье Владимир Соловьев, как обычно, устроил у себя в студии большой концерт с участием нескольких таких ударных инструментов, и чтобы настроить их на нужную тональность, задал вопрос: «За что они (Запад) нас не любят?» Одним из первых ритмичные звуки стал издавать там-тамчик Шахназарова. «Народы Запада беспрерывно двигаются на Восток последние 600 лет». – Там! – «И это движение не прекратится». – Там-там! – «Пока они не потерпят поражение». На этой ноте Соловьев решил сделать акцент и добавил свой звук: «Пока не получат по щам!» – Там-там! Соловьев, видимо, недавно впервые услышал это выражение «получить по щам», и оно ему очень понравилось, поскольку в этой передаче он употреблял его неоднократно, к месту и не к месту.

«Для того чтобы США вели себя цивилизованно, нужна дубинка!» — Там-там! Это уже вступил там-тамчик Игорь Коротченко: «У нас есть ядерные войска стратегического назначения!» — Там-там! Колотушка в голове Коротченко продолжает наяривать, звук нарастает и заполняет студию до краев. Тут Яна Тоом, депутат Европарламента из Эстонии, абсолютно пророссийски настроенная, тем не менее, не выдерживает этого гула барабанов войны и протестует: «Надо меньше кричать про дубинку, так как каждый ваш выкрик…» В этот момент жалкую попытку заставить там-там войны звучать свирелью прервал все тот же Коротченко. «Это не выкрик! — бабахнула рассерженная колотушка в голове Коротченко. — Наши ядерные войска сдерживают американского агрессора!» – Там-там! – «США – страна-неудачник!» — Там-там!

Тут Соловьев, который одновременно дирижирует этим оркестром ударных и успевает вставлять свои реплики, не утерпел: «А в Америке пацаны знают, что они живут в стране-неудачнике?»

Ответом на этот вопрос звучит партия, исполненная там-тамчиком Никонова. «Уровень доверия к американской политике в России составляет 1%». – Там-там! (Странно, что этот единственный процент россиян еще не сошел с ума и не оглох от постоянного грохота антиамериканских барабанов.) — «14% американцев живут ниже уровня бедности», — торжествующе громыхнул Никонов. В этот момент жалкие попытки американского журналиста Майкла Бома спросить, знают ли там-тамчики, каково соотношение уровня бедности в США и в России и сколько получает американский бедняк, были раздавлены громыханием сразу нескольких там-тамчиков. «Нельзя все переводить на деньги! Вот в этом и беда ваша американская, что вы вечно деньги считаете!» — грохотали там-тамчики, и первым среди них Никонов, который только что посчитал деньги в карманах американцев. «G7 и все эти партнерства трансатлантические и транстихоокеанские, это все США для компенсации своей слабости затевают!» — продолжал нагонять жути там-тамчик Никонов.

В Африке там-тамы способны ввести в транс целые племена. Потомков «арийского племени, спустившегося с Карпат и заселившего русскую равнину», удается удерживать с помощью там-тамчиков в глубоком трансе вот уже семнадцатый год.

Однако тут есть две хорошие новости. Во-первых, с помощью там-тамчиков невозможно заколдовать реальность. Сделать Америку слабой. Сделать Россию сильной. Заставить весь мир полюбить одуревшего агрессора.

Вторая утешительная новость заключается в том, что головы там-тамчиков не только пусты, но и сменны. Как сменная обувь. Если эта голова испортилась, ее легко и непринужденно выкидывают и ставят новую. Точь-в-точь как у Дементия Варламовича Брудастого. В социальных сетях получила широкое распространение запись выступления Владимира Соловьева от 29.11.2013 года. Он отвечает на вопрос из зала, почему Россия не возвращает Крым. Ох, как же он отвечал тогда! Каспаров обзавидовался. Да что там Каспаров, Портников с Муждабаевым не смогли бы более внятно и жестко доказать невозможность самой мысли об этом. «Не дай бог! — воскликнул тогда тот, кто сегодня стал одним из главных крымнашевцев. — А как вы себе это представляете? Во-первых, нет никаких юридических оснований. Зачем вам Крым? А почему не Финляндия? Не Польша?» «Ну, давайте соберем русскую империю», — иронизирует Соловьев, тот самый, который в том «Воскресном вечере», о котором идет речь, убил Майкла Бома следующим известием: «Я должен огорчить вас, Майкл – русская империя есть!»

А тогда, три года назад, Соловьев продолжил свою прекрасную речь о преступности попыток возврата Крыма: «Хрущев же отдал Крым абсолютно легитимно!» За эти слова Соловьев сегодняшний расстрелял бы Соловьева вчерашнего прямо в студии без суда и следствия. «Значит война? Сколько украинских и российских жизней вы готовы положить за то, чтобы вернуть Крым?» — голос гуманиста Соловьева дрожал от скрытого возмущения, когда он задавал этот вопрос имперской тётеньке, которой Крым понадобился чуть раньше положенного.

Меньше чем через три месяца после блестящей отповеди Соловьева, а именно 23 февраля 2014 года, Путин, по его собственному признанию, дал команду силовикам начать аннексию Крыма, которая была завершена 6 марта. Процедура смены головы у Соловьева произошла мгновенно. Старая, со всеми юридическими, историческими и моральными аргументами в пользу того, что Крым ни в коем случае нельзя пытаться «вернуть» России, была немедленно выкинута, а взамен надета новая, набитая пьесами «Крым-наш!», «Донбасс-наш!», «Вся Украина-наша!», «Насчет Аляски Польши и Финляндии мы поговорим чуть позже» и вообще «Мы встали с колен и всем надавали по роже». Пардон, свежая версия: «по щам».

Нет ни малейших сомнений, что, если и когда ветер переменится, Соловьев мгновенно выкинет имперскую голову и возглавит движение за депутинизацию России. И мы все будем у него под подозрением как бывшие путинисты и скрытые имперцы.

ОБЩЕСТВО РУССКОЙ МРАКОБЕСНОСТИ

Два часа у Соловьева в «Воскресном вечере» обсуждали итоги съезда Общества русской словесности. Судя по обсуждению, главной целью этого съезда было превращение этой конторы в фактически силовое ведомство. Этого следовало ожидать, когда Путин поставил во главе этой организации Гундяева. Общество русской словесности воздвигнуто на костях Общества любителей российской словесности, которое в 1992 году возродил и до своей смерти возглавлял Дмитрий Сергеевич Лихачев. Несмотря на некоторое созвучие, между этими двумя организациями меньше общего, чем между консерваторией и консервами. Это стало ясно сразу, как только члены этого гундяевского общества стали издавать первые звуки, исполненные неприязни практически ко всем носителям того языка, который они поклялись защищать.

Это было то главное, что объединяло «русских словесников». Они почему-то решили, что русский язык надо отделить от учителей, учеников, журналистов, от всех, кто им так неумело пользуется и пачкает своей неумелостью. Главными своими врагами «русские словесники» объявили: во-первых, вариативность в обучении русскому языку, во-вторых, иностранные слова, и в-третьих, Болонскую систему. Все эти три ипостаси зла получили одно имя и воплотились в министре образования и науки РФ Дмитрии Ливанове.

Писатель Юрий Поляков дал бой иностранщине и заявил, что не уйдет из студии, пока оптово-продовольственный центр «Фуд Сити» не будет переименован в «Пищеград». «К нам, наконец, вернутся мокроступы!» — радостно закричал Соловьев и попытался объявить рекламу. «Не «реклама», а «похвальба»!» — объявил ведущему выговор за низкопоклонство писатель Поляков и после «похвальбушной паузы» продолжил свою борьбу за язык против его носителей.

Соловьев, которому пользование русским языком дает средства к существованию, и немалые, забеспокоился. «Где остановимся? — с тревогой спросил ведущий. — Как будем называть айфон? Я-говорильник?» «Мы в обществе русской словесности подумаем и вам сообщим!» — угрожающе сказал писатель Поляков. После чего перешел к битве с литературой. «Почему в программе много писателей-эмигрантов?!» — возмущенно допрашивал присутствующих писатель Поляков. И поскольку все испуганно молчали, не зная, как объяснить такое вопиющее предательство, Поляков перешел к конкретике. «Есть Довлатов, а нет Конецкого!» — бушевал словесник Поляков. И, раз никто в студии не взялся отстаивать Довлатова и протестовать против Конецкого, словесник Поляков решил, что одержал победу и на некоторое время умолк.

А в студии уже гремел писатель Игорь Волгин. Он первым делом потребовал для Общества русской словесности властных полномочий. В целом эта идея легла на подготовленную почву и была встречена с молчаливым одобрением. Кто-то из присутствующих уже прикидывал, как распорядится грядущим окладом, а также, каким образом можно будет использовать выделенных в его новое хозяйство подчиненных. Иные, судя по суровым лицам, думали о том, какое вооружение должно быть у войск, которые будут приданы Обществу русской словесности для реализации властных полномочий. Ведь без серьезного насилия этот народ правильно говорить не заставишь!

Пользуясь минутной задумчивостью, воцарившейся в студии, писатель Волгин осуществил атаку на Болонскую систему и одержал над ней полную викторию (ой! Простите, «виктория» же, это, наверное, нельзя…). Короче, главная претензия словесника Волгина к Болонской системе заключалась в том, что мы из-за нее подпитываем своими дипломами Запад. Если я правильно понял словесника Волгина, наше образование надо сделать таким, чтобы наш диплом за пределами России никто за документ не считал. Вот тогда словесник Волгин будет доволен.

Но больше других бился за русскую словесность писатель Шаргунов. Ему очень не нравилась вариативность в образовании. «Вариативность – синоним хаоса!» — сообщил Шаргунов и тем самым вынес вариативности в преподавании смертный приговор, не подлежащий обжалованию.

Потом писатель Шаргунов восторженно говорил о том, какая была замечательная советская и дореволюционная система образования и какое единство народа она обеспечивала. Тут Соловьев не утерпел и негромко заметил, что одним из результатов этого единства стала гражданская война.

А писатель Шаргунов в ответ посветлел лицом и с ностальгической улыбкой сказал: «А какие тексты дала потом гражданская война!» Судя по тому качеству и количеству текстов, которые дала Вторая мировая война, человечество должно быть вечно благодарно Гитлеру и Сталину, которые эту войну развязали.

Завершил дискуссию депутат Никонов, у которого там-тамчик работает, видимо, в режиме нон-стоп. «В России язык больше, чем язык!» — объявил депутат Никонов. «Там-там!» — подтвердил там-тамчик. «Мы сохраним тебя, русская речь!» — провозгласил депутат Никонов с интонацией, с которой он обычно произносит дедушкино «Враг будет разбит! Победа будет за нами!» Судя по воинственному настрою, Общество русской мракобесности исполнено решимости под руководством Гундяева вести войну за сохранение русского языка до последнего его носителя.


Фото: 1. Греция. 28 мая 2016. Протоэпистат Святой горы Афон отец Павел, президент РФ Владимир Путин, министр иностранных дел Греции Никос Коциас (слева направо) в храме Успения Пресвятой Богородицы на Святой горе Афон. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

2. Теле- и радио-ведущий Владимир Соловьев. ТАСС/ Артем Коротаев



ПОМОГИ ЕЖУ!











  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.