Медиафрения
15 декабря 2018 г.
Медиафрения. Люди и куклы

ТАСС

Начну с хорошего. Интервью — это один из самых сложных журналистских жанров. Хорошее интервью встречается так же редко, как алмаз чистой воды в толще горной породы. На минувшей неделе было как минимум два хороших интервью, главное достоинство которых в том, что журналистам удалось «раскрыть» героя, показать его публике таким, какой он есть.

На канале «Евроньюс» в программе «Глобальный диалог» в гостях у Изабель Кумар был Михаил Ходорковский, а 3.06.2016 гостем программы «Шустер Live» была Надежда Савченко. При всех громадных различиях между этими двумя людьми их объединяют три вещи. Во-первых, и на Ходорковского, и на Савченко в российских СМИ постоянно выливают мегатонны лживой грязи. Их обоих так шельмуют в России, про каждого из них наплели столько небылиц, что хорошее интервью с ними — это подарок тем в России, кто хочет увидеть истинное лицо этих людей. Во-вторых, и Ходорковский, и Савченко искренние и самостоятельно мыслящие люди. И, в-третьих, каждый из них прошел через российскую тюрьму и на каждого из них этот тюремный опыт наложил свой отпечаток.

Шок, испытанный российской пропагандой в результате внезапного освобождения Савченко, пропагандисты стремятся теперь компенсировать сверхусилиями, направленными на ее профанацию. В последних «Вестях недели» Киселев посвятил Надежде Савченко целый сюжет, который сопровождался баннером «Дикая», вывешенном на заднике студии. Киселев сообщил россиянам, что Надежда Савченко «2 литра водки уже выпила и теперь карабкается на президентский трон».

Прошло сорок лет с тех пор, когда советские газеты клеймили «злостного хулигана» Буковского, «позорного отщепенца» Сахарова и «литературного власовца» Солженицына. С той поры немного изменилась стилистика лжи (она стала намного более чудовищной: тяжело больного 73-летнего Буковского в результате гэбэшной провокации теперь обвиняют в педофилии), но в то же время довольно сильно выросли возможности населения самостоятельно узнать правду: достаточно пару раз кликнуть мышкой в компьютере, который сегодня доступен большинству россиян.

Думаю, что если бы по «России 1» сразу после «Вестей недели» вместо очередного соловьевского шабаша ненависти показали фрагмент «Шустер Live» с Надеждой Савченко, у какой-то части россиян непременно настало бы просветление в мозгах. Возможно, некоторые что-то поняли бы и про Савченко, и про Украину, а главное — про свою страну.

Первое — это моральная обстановка в Украине. Голосование показало, что 72% живут с надеждой на лучшее будущее. Второе — это невероятно высокий уровень поддержки Надежды Савченко. На табло, где постоянно меняются цифры, отражающие уровень поддержки позиции человека в студии, цифра поддержки Савченко менялась в интервале между 90 и 99 процентами. Ни у одного украинского политика, побывавшего в гостях у Шустера, такой устойчивой поддержки на протяжении всей передачи я не видел.

Про то, как она «карабкается на президентский трон», Савченко объяснила, отвечая на вопрос Шустера, хочет ли она быть президентом. «Я летать хочу», — ответила Савченко. И повторила уже с напором: «Я хочу летать». Главное, что поражает в Савченко — это ее искренность и яркая, сильная политическая риторика, невероятно плотная по содержанию, наполненная мощными метафорами, бьющими одновременно и в мозг, и в сердце аудитории. «Украинская власть — это “Титаник”, и вы все — на ”Титанике”». «Украина и Майдан — это граната. Конституция — кольцо. Донбасс — чека. Не надо дергать Конституцию, вы эту гранату не удержите!» — бросает Савченко депутатам Верховной рады, демонстрируя тем из них, кто гранату никогда не видел, все, что с ними может произойти на примере кистевого эспандера.

Савченко прекрасно понимает недостаток своего опыта для политической работы, открыто говорит, что ей надо многое изменить в себе: «Меня сестра солдафонкой называет». И вместе с тем надежды тех, что верит, что «солдафонка» Савченко быстро сломит себе голову в бурном водовороте украинской политики, скорее всего не оправдаются.

Савченко умудряется отвечать на самые каверзные вопросы одновременно со штыковой прямотой, без полутонов, и в то же время без оголтелой размашистости. «Случись вам вести переговоры с Путиным, пожали бы ему руку?» — спрашивает Савик Шустер. Ответ Савченко звучит как детальная инструкция по тактике одиночного бойца, находящегося в малознакомом политическом окружении: «Я в Верховной раде первой подаю руку тем, кого знаю. От тех, кого не знаю, жду, когда они протянут руку, и, если протягивают, пожимаю. Путина я не знаю». Про Донбасс: «Это наши люди. Не все там плохи, и не все у нас хороши. Надо, чтобы сосед (Россия) закрыл границу и убрался. А со своими мы найдем общий язык». Точные, рубленые фразы. Умение четко и ясно изложить свою мысль в короткий промежуток времени. Такого политика Украина, похоже, еще не видела.

Путин заслужил памятник на Крещатике. Во-первых, тем, что своей агрессией сплотил Украину и, тем самым, невероятно ускорил созревание единой украинской политической нации. А во-вторых, он фактически стал политическим антрепренером Надежды Савченко. Если бы не идиотская затея с ее похищением, преступным судебным фарсом и паническим освобождением, Украина не получила бы самого популярного и яркого своего политика.

Михаил Ходорковский играет в сегодняшней российской политике неизмеримо меньшую роль, нежели Савченко в политике Украины. Но по тому вниманию, которое ему уделяют российские СМИ, он не уступает Савченко. В тех же «Вестях недели» от 5.06.2016, в которых Киселев пугал россиян «дикой» Савченко, был сюжет о МБХ. Этим сюжетом Киселев стремился выстрелить дуплетом и поразить одновременно двух неприятелей: Михаила Ходорковского и Павла Гусева. Сюжет у Киселева назывался «Штаб революции», и в нем шла речь о пресс-конференции МБХ, которая проходила в пресс-центре «Московского комсомольца». Понять, о чем говорили Ходорковский и второй участник конференции, Чичваркин, из сюжета в «Вестях недели» было решительно невозможно. Да, собственно, и не для того Киселев делает свои передачи, чтобы зритель что-либо понял.

 В сюжете было показано выступление МБХ полуторагодичной давности, когда он говорил о необходимости мирной революции в России. После чего стрелки переводятся на пресс-центр «МК» как место проведения пресс-конференции — и готово новое обвинение против свежего киселевского врага, Павла Гусева, в том, что «МК» — это «штаб революции».

История о том, как поссорились Дмитрий Константинович и Павел Николаевич, заслуживает отдельной колонки. Поскольку история эта неплохо характеризует нравы в путинском медийном террариуме и повадки местных рептилий. Здесь ограничусь тем, что Гусев нанес ответный удар буквально через несколько часов. Не успело стихнуть эхо киселевских обвинений в адрес Гусева, как в номере «МК» от 6.06.2016 появился донос на самого Киселева. Который в этих же самых «Вестях недели» допустил измену. Оказывается, завершая репортаж о летних соревнованиях в Крыму, Киселев сказал: «Ну и вернемся в Россию». Впору кричать «Слово и дело!», что Гусев, собственно, и делает. То есть Крым-то не Россия, оказывается, по Киселеву. И этот человек еще учит страну патриотизму!

Возвращаемся к программе «Глобальный диалог» на канале «Евроньюс», из которой желающие могут узнать, что такое сейчас МБХ и чего от него можно ждать, а чего ждать не следует. Во-первых, интервью показало, что Ходорковский в прекрасной форме, четко формулирует свои мысли, логичен и последователен. От большинства обитателей российского телевизора его отличает то, что он думает в процессе диалога, в то время как подавляющее большинство российских политиков и экспертов ведут себя как говорящие куклы, включающиеся от вида телекамеры и произносящие ограниченный набор текстов, записанных заранее на спрятанном внутри устройстве.

Тюрьма сильно изменила Ходорковского, и это важно знать всем, кто планирует иметь с ним дело. «Время для меня теперь не имеет значения. Я привык в тюрьме к более длинным промежуткам». Главный вопрос был, конечно, по Крыму. И тут Изабель Кумар, Ходорковского, что называется, пыталась «додавить» до полной однозначности. «Крым должен быть возвращен Украине? Да или нет?» — вновь и вновь добивалась журналистка. МБХ и до тюрьмы был «крепким орешком», а за 10 лет покрылся броней. «Захват Крыма — это беззаконное деяние. Но то, что случилось, то случилось. И сегодня это проблема на долгие годы… Эта проблема стала переломным рубежом, но этот рубеж пройден».

«Да или нет?» — Изабель Кумар понимает, что это ключевой вопрос, и делает правильную журналистскую работу, рассматривая своего собеседника как кроссворд, в котором к концу интервью не должно остаться ни одного неразгаданного слова. «Вы находитесь в парадигме путинской России, — отвечает МБХ. — Один человек не может принять такое решение. Это решение должно учитывать мнение жителей Крыма, Украины и России. Быстрого решения не будет». Конец цитаты.

Вот теперь все становится на свои места. Позиция МБХ, во многом благодаря блестящей работе Изабель Кумар и его собственной искренности и нежеланию подстраиваться под чье-то мнение, стала абсолютно ясна и прозрачна. Очевидно, что с такой позицией у МБХ будет трудная судьба в российской политике, поскольку ни европейски ориентированное либеральное меньшинство, ни, тем более, имперское большинство такую позицию не примет. Но это уже проблемы МБХ, а не журналиста.

 

Кукольный театр Владимира Соловьева

У ранней «Машины времени» была песня «Марионетки», текст которой мог бы стать замечательным фоном ко всем политическим ток-шоу российского телевидения. Особенно органично звучали бы в начале «Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым» такие, например, слова: «Кукол дергают за нитки:// на лице у них улыбки, // и играет клоун на трубе.// И в процессе представленья // создается впечатленье, // что куклы пляшут сами по себе». А после окончания «Воскресного вечера» было бы крайне полезно для понимания только что состоявшегося действа исполнить заключительный куплет этой песни: «И кукол снимут с нитки длинной // и, засыпав нафталином, // в виде тряпок сложат в сундуках». Такое музыкальное сопровождение, несомненно, позволило бы повысить уровень толерантности к участникам этих шоу, а у некоторых наиболее сентиментальных граждан даже вызвало бы сострадание к постоянным участникам этого балагана.

А пока будем блокировать это сильнодействующее отравляющее вещество, приняв необходимую дозу противоядия в виде иронии, а также вооружившись логикой и здравым смыслом.

Прежде всего категорически запрещается воспринимать то, что происходит на российском ТВ, как информацию. Иначе можно сойти с ума. Вот, например, в программе «Вести недели» от 5.06.2016 Киселев победно трубит о сокрушительных победах сирийской армии над ИГИЛ и прочими террористами. Только Киселев сложил своих кукол в сундук и убрался с экрана, как в ящике уже Соловьев со своим балаганом и тряпочными артистами, которые наперебой голосят о том, как террористы наступают и захватывают все новые населенные пункты. Тут важно не думать, что вам дают сведения о событиях. Поскольку «…вверх и в темноту уходит нить. // А куклы так ему послушны. //И мы верим простодушно //в то, что кукла может говорить».

Вот с таким аккомпанементом все понятно. Трубач Ж. играет на трубе: «Обострение всем выгодно. Врачам выгодна болезнь. Америке надо ослаблять Европу. Нам выгодно — у нас армия тренируется, ведь армии нужна война! Война всем нужна! Все тренируются!».

Тряпичный тигр Багдасаров: «Хватит дипломатам доверять! Только армия работает хорошо!».

В труппе Соловьева новенькая: Ольга Зиновьева, руководитель зиновьевского клуба, главный редактор журнала «Зиновьев», руководитель Исследовательского центра имени А.А. Зиновьева, инициатор многочисленных международных зиновьевских чтений, вдова А.А. Зиновьева. Амплуа в балагане Соловьева «Мальвина в зрелости». После каждой ее реплики все в студии на пару секунд смущенно умолкают и стараются не смотреть друг на друга. Например, после этой: «Когда нацистская Германия уже вторглась в Советский Союз, советская сторона, которая всегда соблюдала свои обязательства, продолжала отправлять в Германию эшелоны с хлебом». Конец цитаты. В студии Соловьева тяжелая пауза.

Вообще из этого зиновьевского клуба порой по ночам раздаются странные звуки. Там у них есть один профессор, который знает, что Гитлер не покончил жизнь самоубийством, а спрятался в полости в земле под Северным полюсом (этот профессор доподлинно знает, что там есть теплые пространства) и прожил там до 65 лет, пока наши подводные лодки (!) его оттуда не выгнали в Аргентину, где уже наш КГБ его наконец прикончил. Полагаю, этот профессор в резерве у Соловьева и ждет своей очереди в пыльном сундуке.

После рекламной паузы состав балаганной труппы частично меняется, и куклы обсуждают адские гонки «золотой молодежи». Все очень возмущаются. Елена Ямпольская (это еще одна Мальвина в театре Соловьева) зрит в корень и насквозь видит причины «опасного вождения»: «Душой человека никто не занимается. За те 20 лет, когда лепили потребителя, русского человека не стало. Он перестал быть русским человеком». Вероятно, в тот момент, когда Гоголь писал «И какой же русский не любит быстрой езды?», в нем взбурлили малороссийские крови и он в припадке русофобии написал всю эту клевету на русских и все эти русофобские «Мертвые души».

После Мальвины-2 опять начал оглушительно дудеть Ж.: «Виноват Ельцин и демократы. Хулиганы на дорогах, это все 90-е виноваты. Они (нынешняя «золотая молодежь») родились в 1998 году во время дефолта».

Тут время воскресного балагана закончилось, настало время куклам сниматься с ниток и отправляться в сундук с нафталином.

 

Кукла против человека

Иногда, потехи ради, кукловод Соловьев выставляет одну из своих кукол против живого человека. Последний раз такое случилось 2.06.2016 в передаче «Поединок», когда в студии встретились Сергей Кургинян и Леонид Гозман. Различить, кто из них кукла, а кто человек, было очень просто, даже если не знать заранее. Человек обычно, отвечая на вопрос, думает. У куклы просто включается микрофон в животе. Гозман задумывался, прежде чем ответить, иногда делал паузы. Кургинян орал и плевался сразу, не дослушав вопроса. Причем то, что он орал и чем плевался, к заданному вопросу никогда не имело никакого отношения.

Темой «поединка» был обмен репликами между Кудриным и Путиным, когда Кудрин предложил снизить уровень международной напряженности, а Путин в ответ почему-то заявил, что он суверенитетом не торгует. Как будто Кудрин приценивался.

Гозман с этого недоумения и начал, сказав, что суверенитет наш никому не нужен, что это мышление XIX века, когда стремились захватывать чужие территории, не умея толком обустроить свои.

Диалог человека с куклой в принципе невозможен. Его и не было. Кургинян послушно включался по команде Соловьева и продолжал орать и плеваться с того самого места, на котором его в прошлый раз прервал ведущий. «Суверенитетом нельзя поступаться!». «Только сильное государство может привлечь инвестиции!». «Главное — не сворачивать: если ты уступил, тут же проиграл!». «Главное — истребить либеральную экономику!». «Вы (это он Гозману) все время ищете, под кого бы лечь!».

Гозман в какие-то моменты пытался реагировать, пытался даже обращаться непосредственно к Кургиняну, объясняя ему, что сам предмет дискуссии существует лишь в голове Кургиняна, возможно, в голове Соловьева и еще в голове их хозяина, тому, которого «не видно» и к которому «вверх и в темноту уходит нить». «Вы боретесь с привидениями, которые вы сами выдумали!» — взывал Гозман. И, на мой взгляд, делал это напрасно, поскольку, оказавшись на одной сцене с куклами, есть смысл обращаться не к тем, кто на сцене, а к зрителям, среди которых пока еще довольно много живых людей.


Фото: Артем Коротаев/ТАСС

ПОМОГИ ЕЖУ!

Если вы приняли решение поддержать «Ежедневный журнал»,
вы можете сделать перечисление с назначением платежа 













  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.