Игры эпохи постмодерна

ТАСС

Российское государство планомерно загоняет религию в резервацию. Путинский секуляризм оглядывается на практику СССР, где религиозная жизнь строго регламентировалась и фактически сводилась к «отправлению культа». «Закон Яровой», который предусматривает введение в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» главы «Миссионерская деятельность», еще один шажок в эту сторону.

О недостатках законопроекта писалось достаточно. Но вот что интересно: поправки еще не вступили в силу, президент еще не утвердил документ, а руководители социальных учреждений спешат перестраховаться и отказываются от прежних договоренностей с верующими, даже вполне себе православными.

Не буду приводить конкретные факты, чтобы не навредить. Но уже первые звоночки прозвучали. В некоторых домах престарелых и в детских приютах под благовидными предлогами были отменены встречи-концерты и лекции. Вероятно, что доступ потенциальным миссионерам в такие места вскоре будет перекрыт наглухо.

Протестанты некоторых деноминаций и представители новых религиозных движений подвергли закон обструкции. «Традиционные религии» высказывались осторожнее, и осторожнее всех, как всегда, православные.

На первый взгляд «закон Яровой» в религиозной его части направлен против религиозных пришельцев с Запада. Он ставит жесткие ограничения «Свидетелям Иеговы» и всем тем, кто любит раздавать бесплатно брошюрки на тему потустороннего и приставать к прохожим с вопросом «Есть ли Бог?». Большинству населения подобные запреты в кассу.

И они совсем не задумываются о том, что в обществе снова начинают ущемляться конституционные права верующих граждан.

В Русской православной церкви «миссионерские» документы, безусловно, сыграют на руку фундаменталистам. Если быть более точным, то контрмиссионерам — самому идеологизированному, самому реакционному слою церковного общества. Усилиями Александра Дворкина и иже с ним во всех епархиях давно уже появились антисектантские центры, в задачу которых входит борьба с духовными конкурентами, вывод людей из новых религиозных объединений. Порой эта борьба завязана на полицейский участок и административный ресурс.

Возможно, Яровая непосредственно с контрмиссионерами не контачила. Но их идеи не пропали втуне.

Проблемы религиозного экстремизма, особенно радикального ислама, стоят сегодня достаточно остро. Однако при их рассмотрении у государственных мужей подчас возникает соблазн зайти в сугубо богословские области и установить там государственные правила игры, что может привести к еще большей путанице.

То, что дама-депутат, не проконсультировавшись даже с профильным комитетом Госдумы, бросилась определять, что такое миссионерство, говорит об особенностях путинского секуляризма. Маятник сменил направление, постсоветский атеизм начинает заявлять о себе в сфере законодательства.

Будем честными: атеизм глубоко проник в подкорку нашего общества. И теперь он отнимает символический капитал у религии. Достаточно посмотреть на хамские высказывания доверенного лица ВВП на прошедших президентских выборах Александра Невзорова, чтобы все стало понятно.

В качестве контраргумента можно привести случай Максима Кормелицкого, получившего реальный срок за перепост картинки с резкой критикой крещенских купаний. «Какое наступление атеизма, наоборот, одно мракобесие!» — воскликнет заинтересованный читатель. И будет неправ.

Да, законодатель «огораживает» господствующее вероисповедание, штампует страннолепные законы об «оскорблении чувств верующих» етс. Но эта «забота» на самом деле направлена против веры. Она загоняет Церковь в золотую клетку. И на фоне этого золота эпатажные фигуры речи и поведение того же о. Дмитрия Смирнова звучат как реплики из далеких, веселых 1990-х. Религиозный подъем остался там.

Интересно, а что скажет почтенный протоиерей, когда его прихожане после воскресной службы сядут на травку в парке, чтобы перекусить, и по обычаю, прочтут молитву перед едой. И подъедет наряд полиции после звонка случайного прохожего и отведет молящихся куда надо. Неужели промолчит?

«Традиционные» думают, что «закон Яровой» их не затронет. Но это не так.

Сегодня идеи веротерпимости во всех аспектах вновь испытываются на прочность. Проблема религиозной свободы оказалась связанной не только с правом, с демократией западного образца и российской управляемой демократией, но и с вопросами путинской секуляризации. Государство начинает трансформировать традиционные религии под свои нужды, стимулировать одни формы (например, церковно-общественные действа) и гасить другие (миссию). И эти изменения, если коротко, сводятся к тому, что из религии убирается вера и оставляется религиозно-культурный код. Поэтому так важен ритуал, и горе тому, кто на него покусится (см. дело Кормелицкого).

Религия как вера и религия как набор мифологем и ритуального поведения вновь вступают в сложное взаимодействие. В эпоху постмодерна все это немножко напоминает игру. Но эта игра касается реальной жизни миллионов людей. Тем более что за ней стоят интересы государства.


Фото: Россия. Москва. 21 июня 2016. Председатель комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая и вице-спикер Госдумы РФ Сергей Железняк в Елоховском Богоявленском кафедральном соборе. Станислав Красильников/ТАСС


ПОМОГИ ЕЖУ!
Если вы приняли решение поддержать «Ежедневный журнал»,
вы можете сделать перечисление с назначением платежа 

«ЦЕЛЕВОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ «ЕЖЕДНЕВНОГО ЖУРНАЛА»















  • Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.

  • АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.

  • Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги недели. Приговор по делу покемонов в храме вынесла атеистка
12 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Существуют истины, которые, несмотря на всю их очевидность и тривиальность, приходится проговаривать из раза в раз. Политический заключенный – это не тот человек, который пострадал из-за собственных политических взглядов. Политический заключенный может вообще не иметь никаких взглядов. Политический заключенный – это тот, кто репрессирован по политическим мотивам. И в этом контексте суд в Екатеринбурге, за которым всю минувшую неделю мы столь пристально следили, классический политический процесс, к счастью закончившийся условным наказанием. В минувший четверг один из районных судов Екатеринбурга вынес обвинительный приговор популярному местному видеоблогеру Руслану Соколовскому.
«Я всего лишь матерился»: дело Соколовского
11 МАЯ 2017 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Чем ни закончится процесс по делу Руслана Соколовского (приговор вынесут 11 мая в одном из райсудов Екатеринбурга), результатом станет очередное скатывание российского общества в бездну помрачения. 28 апреля прокурор потребовал дать подсудимому 3,5 года лагеря общего режима. Статьи УК (148 и 282), по которым судят 23-летнего блогера, отличаются резиновыми формулировками. Между тем поражает убожество полемики, разгоревшейся вокруг случая Соколовского. «Уголовное дело как расплата за слова в видеороликах — варварство», — возмущается свидетель защиты, политзаключенная советской эпохи Елена Санникова.
Прямая речь
11 МАЯ 2017
Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.
В СМИ
11 МАЯ 2017
АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.
В блогах
11 МАЯ 2017
Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".
За что гонят Свидетелей Иеговы
24 АПРЕЛЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
20 апреля Верховный суд запретил в России деятельность религиозной организации Свидетелей Иеговы как экстремистской. Постановил ликвидировать Управленческий центр и 395 местных организаций. Отныне, если решение не будет оспорено и отменено, Свидетели Иеговы не имеют права рассказывать о своей вере другим людям, издавать и распространять религиозную литературу, даже собираться для молитвы не имеют права — только тихо молиться каждый в своем уголочке, если уж им так хочется. Имущество у организации отберут и передадут государству.
В дом пришли убийцы
30 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация книги Павла Проценко «К незакатному Свету. Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик, 1887-1937», в которой приняли участие автор монографии и литературовед Мариэтта Чудакова. Анатолий Жураковский — знаковая фигура религиозной жизни Киева двадцатых годов прошлого века. Он принадлежал к поколению, призванному преобразовать «энергии высших сфер духа» и тем самым ответить на революционные вызовы времени. Вместе со своими единомышленниками он помогал бедным и заключенным, занимался просвещением народа и работой с молодежью.
Религиозная политика меняется в более жесткую сторону. Центр «СОВА» представил доклад о проблемах реализации свободы совести в 2016 году
29 МАРТА 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
28 марта в Славянском правовом центре состоялась презентация ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА» «Проблемы реализации свободы совести в России в 2016 году», основанного на данных ежедневного мониторинга российских новостей. В презентации приняли участие автор доклада, социолог религии и эксперт Центра «Сова» Ольга Сибирева, директор Центра и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Александр Верховский, адвокат Константин Андреев, а также юристы, правозащитники, журналисты и религиоведы, в том числе студенты Учебно-научного центра изучения религий РГГУ.
Открытое письмо жителей блокадного Ленинграда
28 МАРТА 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, жители блокадного Ленинграда, хотим высказать наше мнение по поводу передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Считаем такое решение скоропалительным и неоправданным, поскольку все последние годы под куполом собора благополучно сосуществовали музей и церковь. Проведенные за минувший год 640 богослужений дают основание утверждать, что Исаакиевский собор являет собой прекрасный пример сотрудничества музейного и церковного сообществ. Кроме того, не стоит забывать, что в тяжелейшие блокадные дни именно в подвалах Исаакия были размещены эвакуированные из пригородных музеев бесценные экспонаты Петродворца, Пушкина, Павловска, Гатчины. Здесь же нашли приют и сотрудники этих музеев. Это наша общая история, которую мы как блокадники считаем недопустимым забывать при принятии судьбоносных решений.
500 лет Реформации
27 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Лютеране, а вместе с ними и другие протестантские деноминации, празднуют 500-летие Реформации. 22 марта в «Президент-отеле» столицы состоялась встреча, давшая старт юбилейному марафону. В течение года во многих российских регионах пройдут конференции, презентации книг, экуменические богослужения, связанные с круглой датой. Надо заметить, что лютеранство в России является традиционной конфессией. Первая кирха в Москве появилась в 1576 году, спустя несколько десятилетий после религиозной революции. До октябрьского переворота лютеранство было вторым по числу последователей вероисповеданием в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой церкви являлся сам император.