Выборы
25 июня 2018 г.
Итоги недели. Оборона дивана до последней подушки

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


Это каждый раз так в нынешней России. Месяцами, годами читаешь-слушаешь разных умных людей, соглашаешься — не соглашаешься, бывает — ответишь, бывает — промолчишь… Но границы адекватных комментариев и комментаторов вполне зримы и установлены не вчера. Вот и живем внутри этих границ, а наружу выглядываем лишь затем, чтобы в очередной раз убедиться: ничего путного, заслуживающего внимания там нет. А если вдруг появляется, то мы это путное быстро затаскиваем внутрь и объясняем правила игры. А потом приходят выборы…

В России реакция неравнодушной общественности на скорые выборы сродни эффекту от веселящего газа. Вот только что перед тобой стоял разумный человек с трезвым взглядом на окружающее бытие, прекрасно умеющий позицию свою не только изложить, но и аргументированно защитить. Не важно, согласны вы с ним или возражаете ему, разделяете его точку зрения или нет. Главное — у вас общая система координат и вы понимаете, чего друг от друга ждать. И тут неожиданно он узнает, что за ближайшим углом через две недели выборы… И вот вы уже замечаете, как взгляд вашего собеседника постепенно мутнеет, уголки рта начинают подергиваться, а лицо время от времени расплывается в странной мечтательной улыбке. Кроме того, он периодически прерывает беседу с вами, подбегает к углу, заглядывает за него, убеждается, что не обманут в своих надеждах, возвращается и, пребывая в эйфории от перспективы в ближайшее время окунуться в любимую процедуру, в конце концов сообщает вам: знаете ли, любезный друг, у нас тут неподалеку вскорости выборы. Поэтому, извините великодушно, но давайте прервемся, я непременно хочу в них как-то участвовать. Да и вы, уверен, не откажитесь… Потом он, продолжая счастливо смеяться, вприпрыжку исчезает за углом.

Вся нынешняя неделя проходит в обсуждениях шансов и перспектив демократов на предстоящих в сентябре выборах в Госдуму. Написал и задумался…. Потому что даже столь простая и вроде бы однозначная констатация на поверку оказывается многослойной и, соответственно, далеко не очевидной, рождающей вопросы. Например, такие: а кого мы нынче причисляем к демократам? А насколько правомочно сентябрьское мероприятие именовать выборами?

Я, конечно, осознаю, что мой скепсис обойдется мне дорого, и живо представляю себе те гектолитры презрения и негодования, что обрушат на меня хранители священного выборного грааля. Но что поделаешь? Итак, движемся по порядку и начинаем с поводов, что послужили инициации бурного обсуждения. Другими словами, со съездов, на которых были выдвинуты команды для участия в соревновании.

Самые видные легионеры нынче в «Яблоке». Дмитрий Гудков и Владимир Рыжков. Кстати, хочу обратить ваше внимание, что, например, Лев Шлосберг тоже в этой компании воспринимается как легионер. Недаром же его нахождение в предвыборном списке подается как признак нынешней разнузданной бескомпромиссности яблочного руководства. Дескать, отвязались до такой степени, что даже Шлосберга включили. А Дмитрий Гудков как бы стыдит несознательный электорат: мол, вы же столько лет мечтали о коалиции… Ну, вот вам коалиция!!!

Впрочем, у ПАРНАСа тоже готов список. Не такой громкий по именам, но зато сформированный посредством демократической процедуры — на праймериз. Правда, праймериз не задались, и их пришлось прервать. Тогда та часть некогда широкой оппозиционной Коалиции, что недавно покинула ПАРНАС, потребовала, чтобы итоги праймериз все равно были учтены. Ок, сказало руководство ПАРНАСа и предложило съезду утвердить список по итогам не очень состоявшихся праймериз. Тогда возмутились другие участники той группы, что откололась от коалиции и потребовала не учитывать итоги праймериз, поскольку на них победил мутный блогер и популист (а по некоторым не вполне подтвержденным данным, и антисемит) Вячеслав Мальцев. Но на съезде возобладала иная точка зрения, и теперь Мальцев вместе с профессором Зубовым и Михаилом Касьяновым возглавляет тройку ПАРНАСа. И теперь уже этим обстоятельством возмущена чуть не вся московская общественность…

Ну а дальше пошло обсуждение… На радость всем нам. Впрочем, нет, подождите с обсуждением — мы же забыли про Партию Роста, которую теперь фронтует Ирина Хакамада. А там еще Андрей Нечаев, Борис Надеждин и, бог знает, кто еще… Скажете фи! Скажете, это же спойлер! Они не настоящие демократы… Извините, господа! Наверное, мы бы с вами имели право на столь радикальную точку зрения, если бы действительно оппозиции удалось согласовать единый список. Но тут у нас парад списков, и по этой предвыборной панели гуляют все, кому не лень. А содержательного ответа на вопрос, чем Владимир Рыжков будет в Думе полезнее Ирины Хакамады, в контексте обсуждаемых реалий просто не существует. И чтобы завершить эту исключительно описательную часть повествования, позволю себе зафиксировать, как мне представляется важный момент: а именно, этапы перетекания коалиционного тренда от ПАРНАСа к «Яблоку». Ну, просто, чтобы ни у кого не оставалось иллюзий по этому поводу. Сначала власть мочит Михаила Касьянова, потом его кидают соратники, рушат все договоренности и выходят из Коалиции, потом «Яблоко» прирастает громкими именами и объявляет себя демократической коалицией…

И вот теперь уже после того, как мы худо-бедно описали раскинувшийся перед нашими глазами демократический пейзаж, можно с легким сердцем возвращаться к реакции заинтересованной и неравнодушной общественности на этот только-только стартующий электоральный праздник.

Общий смысл разнообразных больших и малых текстов, что мне удалось прочесть за эту неделю, сводится к констатации следующего тезиса: слушайте, если уж с ПАРНАСом приключилась такая фигня (хотя мы их очень любим и им сочувствуем), то давайте, наверное, голосовать за «Яблоко» — вон там сколько приличных людей, да и сам Григорий Алексеевич нынче чудо как оппозиционен — про Крым прямо режет правду матку.

Впрочем, были и возражавшие. Например, Сергей Пархоменко уверен, что никакая Дума Явлинскому не нужна, а борется он исключительно за 3 процента. То есть за госфинансирование собственной партии. С развернутой отповедью Пархоменко выступил Игорь Яковенко. Его статья «Последняя битва с диваном», несомненно, один из наиболее ярких примеров аргументированной апологетики участия в выборах в современной России. Ну и призыв поддержать на выборах партию «Яблоко»…

Пойдем по порядку… Пафос статьи очевиден: если не поднимать задницу, оставаться на диване, то нечего рассчитывать на перемены. Тут спорить не с чем. Другое дело, куда автор зовет нас с нашего дивана. А зовет он нас на выборы… Зачем ходить на эти выборы, уважаемый Игорь Александрович тоже объясняет — чтобы появилась «точка сборки» протеста. Хотя у него самого «нет иллюзий, что на этих выборах, или вообще на каких-либо выборах, можно сменить то, что у нас в стране называется властью. Это невозможно». Отлично, согласились… Но дальше следует утверждение, которое я слышу уже много лет, и за все эти годы оно ни на йоту не стало правдоподобнее. Дескать, все, кто в теме, знают, что больше 10-12 процентов на выборах украсть нельзя. Почему нельзя, что мешает украсть, например, 15 процентов, или 25, или 100, просто тупо переписав протокол, автор разъяснить не потрудился. А зачем? Те же, кто в курсе, они-то знают… Ну, предположим, это так (хотя, разумеется, это совсем не так: губеры будут все равно набрасывать от пуза и никакой Володин их не остановит). Тогда почему же нельзя сменить власть? Получается — можно! Обеспечь надлежащее наблюдение, хватай жуликов за руку и меняй власть на каждых выборах в свое удовольствие! Только почему-то не получается…

Следующий аргумент за то, чтобы с дивана шагнуть прямо на избирательный участок — формирование некоей «точки сборки протеста» в стенах Госдумы. Тут, ясное дело, автор опирается на украинский опыт. Насколько он экстраполируется на нашу ситуацию, никак при этом не объясняет. Причем, замечу, опыт этот вовсе не универсален: «островков» оппозиционной легитимности в местных законодательных органах власти не было в подавляющем большинстве стран, прошедших через «оранжевые» революции. Словом, аргумент «нам нужна фракция даже в такой Думе, чтобы у нас была переговорная площадка с властью на тот случай, если улица начнет диктовать собственную повестку», кажется совершенно ничтожным. Я вам так скажу: если улица начнет диктовать собственную повестку, власть найдет способ вступить с этой улицей в переговорный процесс…

Читаем дальше. А зачем еще нам депутаты в путинской Думе? Но на этом все, список резонов закрыт. Вы, друзья мои, по-прежнему уверены, что надо вставать с дивана?

Что же касается во многом спровоцированной необходимости голосовать за «Яблоко», то нежелание делать это Игорь Яковенко объясняет некоей традиционной нелюбовью к этой партии, сложившейся в «либеральной тусовке». Не оспаривая тезис по существу, хочу лишь сказать, что традиционная эта «нелюбовь» имеет давнюю историю и зиждется, прежде всего, на той политической практике, что на протяжении уже десятилетий демонстрирует городу и миру организация, ведомая Григорием Явлинским. И, несомненно, Сергей Пархоменко имеет все основания Григорию Явлинскому не доверять и подозревать последнего в интриганстве. И никакие самые распрекрасные гудковы и шлосберги эту ситуацию в одночасье не исправят и не переломят. Это называется — политическая репутация. И пока она у «Яблока» такая, какая есть. И каждый из нас, кто в большей степени, а кто в меньшей (а ваш покорный слуга, поверьте, в большей), прекрасно осведомлен, как эта репутация формировалась. Страницы не хватит перечислять основания, по которым у нас к этой партии сложилось такое отношение, а не иное.

Смотрите, аргументы за то, чтобы участвовать в сентябрьских выборах уже фактически исчерпаны, а мы еще ни слова не сказали о самой процедуре, о том, что основная засада как раз в том, что, участвуя в этих картонных выборах, легитимируя витринный орган, ты волей-неволей уже сейчас усложняешь жизнь будущей «улице», даешь лишние козыри ее противникам.

Ну, что же, сезон открыт, разговоры только начинаются… Думаю, свои версии необходимости «встать с дивана» нам в ближайшее время представят самые разные люди. Я же беру на себя обязательство свой маршрут отдать на суд общественности в обозримом будущем.



Фото:  Артем Коротаев/ТАСС












  • Дмитрий Орешкин: Проблема тут не в том, кто лучше и какие там праймериз, а в том, что эти выборы не «политические», а «хозяйственные».

  • "Коммерсанет": Илья Яшин ... отметил, что готов к переговорам в любом составе, и предложил Дмитрию Гудкову принять решение об организации праймериз до 30 мая.

  • Константин Янкаускас: Невозможно победить или показать высокий результат на "больших выборах", если ты не можешь выиграть "маленькие" предварительные выборы среди своих сторонников.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В Москве не будет единого кандидата в мэры от оппозиции
29 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник случилось сразу несколько событий, имеющих прямое отношение к предстоящим в сентябре выборам столичного градоначальника. Во-первых, Левада-Центр опубликовал исследование, согласно которому популярность Сергея Собянина в Москве за последний год существенно выросла, а рейтинг его возможных конкурентов балансирует внутри статистической погрешности. Во-вторых, обменялись посланиями двое кандидатов на высокий пост от оппозиции — Илья Яшин и Дмитрий Гудков. Яшин обнародовал видеоролик, в котором «в последний раз» призывает Гудкова согласиться на проведение праймериз, а тот ему ответил на своей странице в фейсбуке...
Прямая речь
29 МАЯ 2018
Дмитрий Орешкин: Проблема тут не в том, кто лучше и какие там праймериз, а в том, что эти выборы не «политические», а «хозяйственные».
В СМИ
29 МАЯ 2018
"Коммерсанет": Илья Яшин ... отметил, что готов к переговорам в любом составе, и предложил Дмитрию Гудкову принять решение об организации праймериз до 30 мая.
В блогах
29 МАЯ 2018
Константин Янкаускас: Невозможно победить или показать высокий результат на "больших выборах", если ты не можешь выиграть "маленькие" предварительные выборы среди своих сторонников.
Бессильный мэр или сильная мэрионетка?
4 АПРЕЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутаты Заксобрания Свердловской области отменили выборы главы Екатеринбурга, приняв поправки губернатора Евгения Куйвашева в закон «Об избрании органов местного самоуправления». Теперь в сентябре жители уральской столицы не будут выбирать мэра. За них это сделают депутаты городской Думы. Но и у них по новому закону выбор будет ограничен. Реальный выбор главы Екатеринбурга будут делать члены некоей конкурсной комиссии, которая на 50% состоит из представителей губернатора и на 50% из представителей гордумы. То есть центр принятия решения о том, кто будет главой Екатеринбурга, перемещается в кабинет губернатора области и далее уходит вверх по вертикали власти.
Прямая речь
4 АПРЕЛЯ 2018
Леонид Гозман: При действующем политическим режиме и президенте добиться выборов мэра в Екатеринбурге нельзя. Из этого не следует, что протесты бессмысленны.
В СМИ
4 АПРЕЛЯ 2018
ZNAK.com: За Ройзманом останется право выбора времени и площадки для публичных слушаний — и он постарается сделать так, чтобы вовлечь в них побольше участников...
В блогах
4 АПРЕЛЯ 2018
Леонид Волков: Ройзман читает со сцены стихи. Екатеринбург удивительный все же город.
Есть только две стратегии поведения: уезжать или сопротивляться
19 МАРТА 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Положительный итог мероприятия по переназначению Владимира Путина на высший государственный пост страны — наступившая кристальная ясность: Путин по собственной воле от власти в России не откажется. Никогда, до самой смерти. Он, конечно, человек могущественный, но такой опции — передав штурвал, уйти на покой — в чемоданчике его возможностей нет. Сколько бы он в нем ни рылся… Зато других, сулящих нам неисчислимые беды и страдания, там сколько угодно. Веревкой тот чемодан нужно перевязывать, чтобы эти его возможности по созданию проблем подведомственному населению и окружающему это население миру не вываливались наружу...
Прямая речь
19 МАРТА 2018
Андрей Колесников: Пока что рано говорить, какие модели преемничества или ухода Путин пытается сформулировать. Это дело второй половины срока.