Медиафрения
23 июня 2017 г.
Прямая речь
12 АВГУСТА 2016

Николай Сванидзе, тележурналист, член Совета по правам человека при президенте РФ:

Очень часто в разных средствах массовой информации, в том числе и на «Эхе», опросы задаются, в сущности, «с бодуна». Их цель — вовсе не воспитание гражданского сознания, авторы опросов совершенно не думают о главном положении этического кодекса врача и журналиста «не навредить», а просто разжигают интерес к происходящему в эфире. Но вообще-то, без всякого сомнения, есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?». Потому что наверняка достаточно большой процент зрителей скажет, что, да, можно, если она такая стерва, то как её ещё учить! И вообще это часть нашей духовной традиции!

Так что должны быть вопросы, которые просто не задаются, тем более что за годы после приобретения Крыма наше общество стало настроено очень милитаристски. И это на «Эхе» такой результат, а в ответ на подобный вопрос на федеральном канале многие, возможно — большая часть, скажут, что надо треснуть. И по американцам надо! Даже если задать вопрос, надо ли швырнуться в США атомной бомбой, довольно большой процент населения скажет, что, да, надо, причём скажет совершенно искренне.

Но такие вопросы публично задавать не нужно. Это дело социологов – выяснять отношение к таким вещам, чтобы жить зряче и знать, какова средняя температура в обществе.







Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2013

Юлия Латынина, журналист:

Первое: Ковальчуки собирают медийные активы. Они установили свой контроль над «Газпром-Медиа», которую не могли очень долго реально контролировать. Сейчас они это изменили, и приобретение «ПрофМедиа» — это абсолютно логичный следующей шаг.

Но главное то, что, поскольку «ПрофМедиа», мягко говоря, не отличалась особой независимостью и всё такое прочее, то какая разница, в каком из карманов коллективного Кремля будут находится её активны. Я совершенно не вижу причин, по которым приобретение «ПрофМедиа» будет сопровождаться каким-то ужесточением редакционной политики. Это всё исключительно внутренняя коммерческая история различных близких к Кремлю организаций.

Антон Носик, журналист, популярный блогер:

В Объединённой компании "Афиша-Рамблер-SUP" «ПрофМедиа» принадлежит паритетная половина, с опцией, что вторая сторона может её выкупить. Вторая сторона — это Александр Мамут, под управлением которого Объединённая компания и находится. Сегодня он управляет, а завтра может купить. Поэтому если в случае каких-то активов, которые на 100% принадлежат «ПрофМедиа» и ею управляются, мы можем говорить, что музыку дальше будет заказывать новый хозяин, то в данном случае мы этого сказать не можем, потому что роль «ПрофМедиа» там не ведущая, она отдала свои 50% в управление другому партнёру, с правом выкупа. Поэтому если бы я сейчас работал в Объединённой компании, то я не ожидал бы перемен политического свойства в связи с заменой «ПрофМедиа» на «Газпром-Медиа». Если новый собственник будет недоволен своим положением, будет пытаться рулить контентом и что-то навязывать "Афише", "Рамблеру", SUP и так далее, то, хотя такая возможность, конечно, есть, ситуация будет решаться, исходя из общей расстановки сил, а она такова: 50\50, управляют не они. Так что на их месте я бы просто не совался, но, наверное, на это у них есть свои соображения, может, им для того и велели купить, чтобы сунуться.

Прямая речь
9 ДЕКАБРЯ 2013

Сергей Бунтман, первый заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы»:

Теперь это будет называться агентство «Россия — сегодня», что характерно, потому что есть канал с таким же названием. Это сейчас часть имиджа России, часть его создания. Я думаю, что мы теперь недосчитаемся одного из важных источников информации, такого, как РИА «Новости», а прибавится очень серьёзный пропагандистский ресурс. Серьёзный в плане его мощности, финансирования и государственности. При этом как пропаганда это, конечно, не будет эффективно. Точнее, это зависит от того, какого эффекта пытаются достигнуть. Если эффекта обиды и смехотворности, который достигается сейчас, во время событий на Украине, да и до этих событий, то всё получится. Высокомерный презрительный тон, который используют российские каналы и государственные СМИ — как по отношению к Украине как таковой, так по отношению к происходящему там — невозможно воспринимать всерьёз. То, что агентство будет теперь возглавлять Дмитрий Киселев как один из главных героев этой, на мой взгляд, устрашающе смехотворной пропаганды и создания образа России как закрытой, непонятной, неадекватной страны, приведёт к тому, что как раз это и произойдет. Это будет очередное посмешище на самом деле.

Пропаганда Дмитрия Киселева — не талантливая. Мне кажется, это абсолютно оголтелая пропаганда, с помощью абсолютно простых вещей и каких-то фантазий. Я совершенно не понимаю тот психологический слом, который с ним произошёл. То ли слом, то ли преображение. Я его знаю очень давно, и, скажем так, 25 лет назад это был абсолютно адекватный, симпатичный человек. Мне кажется, что это такая топорность, которая, может быть, кому-то нравится, и её считают пропагандой. Во всяком случае, российское руководство ею, наверное, довольно. Мне кажется, что топорность — это вообще большая тенденция сейчас. Чем топорнее, тем больше показывается сила и независимость, и всё это, наверное, можно поставить в кавычки.

Скорее всего, на телевидении единого холдинга всё-таки не появится. Там слишком сильные игроки. Тут по-другому происходит монополизация, например, ВГТРК подминает под себя архивы и ресурсы, как телерадиофонд. Подминается «Книжная палата». Это очень любопытно, и, кстати, не стоит забывать про эти монополизации. В телевизионных делах для власти, как мне кажется, существует определённое равновесие. Наконец, не надо забывать про различные денежные потоки, что немаловажно. Пока, как мне кажется, «Россия» и «Первый» — это разные среды.


Павел Гусев, владелец и главный редактор газеты «Московский комсомолец»:

Произошло очень простое событие. Создана структура пропаганды, которая должна объяснять и, может быть, в чём-то даже опережать внутреннюю и международную политику государства для того, чтобы избавиться от комплекса, что мы всё время плетёмся в «информационном хвосте». Как считает российская власть, на нас всё время нападают, постоянно, «штурмуются» различные действия российских властей — как внутренние, так и международные, а активные ответные меры не принимаются. Я думаю, что поэтому создали соответствующую структуру, которая и должна компенсировать информационный, пропагандистский урон в этой сфере.

Работать она будет и по поводу внешней политики, и по поводу внутренней. Например, приняли «антигейский» закон, и весь мир всколыхнулся. А если бы, условно говоря, работала бы достаточно эффективная пропагандистская структура нового типа, то она сначала подстелила бы соломку и провела бы очень мощную агитационную работу, если бы сумела, конечно, правильно её построить. Естественно, какой-то эффект это бы дало. Сложно сказать, справится ли с такой работой Дмитрий Киселев. Его все критикуют за то, что он меньше журналист, а больше человек, который как раз и занимается пропагандой и контрпропагандой, государственник. Наверное, у него должно получиться. Но это не только он будет делать, наверное, будут созданы необходимые группы специалистов в сфере пиара, которые будут разрабатывать новые технологии в этом деле.

Я не думаю, что это напрямую связано с Украиной. Может быть, события там стали катализатором для создания такой структурой, но прямой связи я не вижу.

Владимир Алексеевич Кара-Мурза, журналист, член Академии российского телевидения:

Я думаю, что это — результат событий на Украине. Для Кремля тут был ещё один «момент истины», проверка — кто свои, а кто чужие, и среди своих безусловным лидером проявил себя Дмитрий Киселев. А чужих теперь будут изгонять, я думаю, Иру Ясину, Арину Бородину, Свету Сорокину — таких он будет выжигать калёным железом. Я знаю, что ещё есть неплохие ребята на «Голосе России», как бы Быстрицкий ни пытался их оттуда выкурить, и в «Российской газете», в РАПСИ. Олег Ефросинин, он пока возглавляет РАПСИ в РИА «Новости», это был руководитель избирательной кампании моего сына в Государственную думу от партии СПС, сейчас ему всё это припомнят. Ну и дальше по тексту, смотрите историю других независимых медиа, во главе которых был поставлен государственный надсмотрщик. Далеко ходить не надо: НТВ, куда на нашей памяти были назначены Кох и Кулистиков, мы это всё видели. История «Росбалта» месячной давности нас ничему не научила. Поэтому всё идёт по плану. До Олимпиады осталось 90 дней.

Это ещё одно разгромленное медиа, их уже почти не осталось. Сейчас одним ударом сразу шесть прихлопнули. У них не было в этой пачке телеканала, так что, думаю, следующий раз ударят по «Общественному телевидению». Потом ещё по тому, кто остался. Такие решение принимаются, когда всё для них созрело. Когда опять созреет, почистят ещё — РЕН-ТВ, могут и до «Дождя» добраться. У «Первого» и «России» разные источники финансирования, но могут, конечно, и единый холдинг создать, ещё и «ТВ-Центр» туда подключить. А то болтается федеральный канал, непонятно кому принадлежащий, формально — московскому правительству, но не очень подконтрольный Кремлю. Так что работы тут ещё непочатый край, и, я уверен, что мы будем свидетелями ещё больших зачисток.

Для Киселева это поощрение за, что называется, заслуги перед отечеством третьей степени. У нас отечество стало такое третьестепенное. Это как раз такой случай — он выслужился и получил по заслугам. Просто таких людей мало, Володя Соловьёв не надежный, работал на НТВ у нас с Евгением Киселёвым, Мамонтов тоже на НТВ работал, против войны в Чечне выступал, ему нет доверия. А у Дмитрия Киселева ничего хорошего за душой нет, я удивился, когда услышал, что он автор фильмов про Сахарова, про Ельцина, я таких фильмов не помню, наверное, тоже лукавил. Просто под человека ищут место. Людей таких мало, совсем съехавших с круга, а тех, кто выслуживается, но биография запятнан — таким доверия нет. Поэтому когда появляется такой яркий человек, то его надо назначать на РЕН-ТВ, на «Дождь», на «ТВ-Центр», на РИА.

Габриэль Тетро-Фарбер, корреспондент The Moscow Times:

Конечно, все говорят, что это связано с желанием большего контроля над СМИ в России, и в принципе этот указ президента, конечно, направлен на то, чтобы был больший контроль над организацией. Но вы знаете, у РИА «Новости» есть репортёры в 45 странах, их новости выходят на 14 языках, и это, конечно, стоит денег. И мы видим по всему миру, что такие организации, как эта, также сокращаются, и моё мнение, что здесь, конечно, есть элемент политики, но также и финансовая логика, потому что это очень дорого. Я сегодня общалась с представителем Reporters Without Borders, и там признают, что это решение политическое, но в тоже время говорят, что ничего не изменилось. Потому что такая реорганизация не изменила факта, что вертикаль решений в этой сфере уже есть.

У РИА «Новостей» был руководитель, который вывел его в лидеры среди российских информагентств. Человек спокойно делал свое дело, без громких, политически-окрашенных высказываний. Если власти считают, что Киселёв справится лучше других, то это потому что он является фигурой «ура-патриотизма». Такое мироощущение, если активно выражается, не подходит для объективного, профессионального журнализма, который очень нужен не только в России, но и во всех других странах. Его назначение символично, на мой взгляд. Это демонстрация того, что Россия одна против мира, это обнародование квасного патриотизма.

Я сама из Канады, там есть канал Russia Today, и мы знаем, что этот канал контролирует государство. У нас вообще есть ощущение, что всё закрыто и всё под контролем. Конечно, РИА «Новости» — это государственная организация, но, насколько я понимаю, там было свободнее, чем в других таких СМИ.

 

 

Прямая речь
22 ИЮЛЯ 2015

Сергей Пархоменко, журналист, общественный деятель:

Владимир Кулистиков — один из самых циничных и бессовестных менеджеров государственной пропаганды в России, и он останется таким до самого последнего дня своего пребывания в должности. То, что он сделал из некогда уважаемого и профессионального телеканала, совершенно неслучайно часто называют «информационным десантом». Потому что его работа сводится к тому, чтобы мучить и унижать по самым разным поводам самых разных людей. И остаётся только лишний раз ужаснуться тому, что такие «палаческие» услуги оказались нужны российскому государству и что оно их заказало человеку, когда-то считавшемуся профессиональным журналистом, который собирает вокруг себя других людей, согласных на это жалкое и подлое действо.

К сожалению, нет никаких оснований предполагать, что что-то изменится до того дня, когда Владимир Кулистиков реально окажется в отставке. Хотя я не знаю, случится ли это вообще, до января очень многое произойдёт, и может повториться ситуация со спортсменами, которые много раз говорят, что уходят со спортивной арены, или с певцами, снова и снова заявляющими, что больше не будут петь. Но и после его отставки в деятельности телеканала вряд ли что-то особо переменится, потому что российское государство сейчас нуждается в такой работе, одобряет её и щедро за неё платит, как деньгами, так и статусом.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Владимир Михайлович давно имел проблемы со здоровьем, кроме того, опыт показывает, что даже очень одарённые люди через 10 лет на одном и том же посту теряют живость восприятия. Мы видим, как НТВ 10 лет назад попробовало найти себе новую нишу среди всяких ужастиков и страшилок, что было с точки зрения эстетики, мягко говоря, спорно, зато позволило телеканалу получить новую аудиторию. Но через 5-7 лет это уже надоело. Ну, сколько можно смотреть эти ужасы, мистику и прочую дребедень? Кулистиков ещё тогда перестал быть эффективным в плане расширения аудитории, а сейчас сказываются ещё возраст и здоровье. Из уважения к заслугам его оставили на посту немного дольше, чем следовало, но мы видим ситуацию, когда человек достиг «уровня некомпетентности», согласно «принципу Питера», и на нём остановился. Для него было бы лучше, если бы он ушёл пораньше.

Мы видим ситуацию, когда человек сдаёт канал в более скверном состоянии, чем то, в котором он его получил. Но в путинской России это так почти что с любым предприятием или институтом. Трудно найти пример того, что улучшилось за эти 15 лет по сравнению с тем состоянием, в котором оно было получено в начале нулевых. Это касается и парламента, и вооружённых сил, и социальных программ, и телевидения. Кулистиков тут просто симптом и символ происходящих процессов. Точно так же можно будет сказать про Олега Павловича Добродеева, когда уходить будет он.

К пропагандистским проблемам это не имеет прямого отношения, потому что куда уж дальше? Телевидение, благодаря скучным устоявшимся процедурам, постепенно перестаёт быть действенным пропагандистским инструментом, мыслящие люди просто перестают его смотреть. И даже те, кто смотрит — не верит. Ситуация такая же, как с советскими СМИ: оно может по инерции что-то говорить, но какой человек будет по доброй воле читать газету «Правда»? Теряется интерес.

Да, рынок захвачен, альтернатив нет, но этот захваченный рынок находится в сонном состоянии. Убиваются не просто какие-то участники рынка, а сам рынок в целом, смотреть это невыносимо скучно. Уже начинается совершенно очевидный процесс, когда люди предпочитают делать вместо просмотра телевидения что-то другое, а продолжает смотреть телевизор уже совсем «телевата», которую и начинает обозначать ТВ. И Кулистиков – ни в коей мере не лидер этого процесса, а просто один из некогда неплохих людей, которые по необходимости втянулись в такие правила игры и деградировали вместе со своим бизнесом. Потому что мы находимся в такой середе, где всё должно деградировать.

Любая монополия убивает. И НТВ погибает у нас на глазах. Придёт новый человек, но ничего сделать не сможет, потому что всё равно будет находиться в рамках той же структуры. Всё становится скучно, глупо, лживо, и то, что это телевидение — «мёртвое», воспринимается на всех уровнях.

 

Прямая речь
27 ИЮЛЯ 2015

Денис Заруцкий, музыкант:

Меры для укрепления власти, или улучшения ее образа, всегда остаются мерами для укрепления власти. Сфера интересов может меняться, но суть одна. Подобные организации делаются не для музыкантов и не для слушателей, а для загадочных потребителей «патриотизма». Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

Сергей Пархоменко, журналист, общественный деятель:

Не интересуясь ни аудиторией, ни коммерческой стороной дела, просто выбить деньги и потратить можно когда угодно и на что угодно. Успех тут измеряется не так, как он измеряется обычно, например, тем, что вашу радиостанцию слушает много народа. Или тем, что ей удалось заработать много денег. Это совершенно неважно, а важно то, сколько денег удалось «издержать». Ну а это они умеют, получат средства и «издержат их». И так можно действовать в любое время по любому поводу с равным успехом.

Алёна Солнцева, культурный обозреватель:

Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать, получить под соответствующие проекты бюджетные деньги. Попытка не пытка. А вдруг прокатит? Вот, например, Охлобыстин и Угольников обсуждали патриотический телеканал. Но это вроде рассосалось — денег в госбюджете не хватает, а эффект сомнительный.

Вообще мне кажется, что власть разочарована в специальных усилиях по созданию патриотического продукта. Слишком много желающих, слишком мало отдачи. В кино вот денег вбухано очень много, и в авторское — Путин давал деньги Сокурову на «Фауста», и в коммерческое, а один Владимир Соловьев дает больше, чем все такие усилия. Это просто не выгодно. Но авторы идеи этого медиахолдинга, конечно, будут пробивать, писать обращения, может быть, в каких-то частностях им и посодействуют. Но я не думаю, что прямо кинуться осыпать их деньгами.

Прямая речь
10 ИЮНЯ 2016

Антон Орехъжурналист:

Скандал с участием Ольги Скабеевой – вполне обычный, в духе нашего телевидения. Хотя сейчас и немецкий коллега повёл себя немного странно. Вообще, его последний фильм, насколько я смог его изучить, не владея немецким, но видя фактуру и изобразительный ряд, меня ни в чём не убедил. Складывается ощущение, что Хайо Зеппельт уже просто разыгрывает удачную карту, превратив своё расследование в сериал. Первый фильм был действительно интересным и убедительным, но дальше материал становился всё слабее и слабее, и сейчас мы видим уже не доказательства, а какую-то ерунду. Такой последний выпуск на наши шансы поехать в Рио на Олимпиаду не повлиял никак.

Но на данный момент журналистские работы вообще на это уже не влияют. Вопрос стал политическим. Образовалась критическая масса публикаций, расследований, перепроверенных по двадцатому разу проб с различных игр, и теперь нужно принять решение. До сих пор в истории мирового спорта не было прецедентов, чтобы какую-то страну целиком снимали с Олимпийских игр из-за нарушения антидопинговых правил. ЮАР пропустила игры из-за апартеида, Германия и Япония – после Второй мировой войны. Но таких наказаний за допинг ещё не было, и куда эта история теперь повернётся, сказать очень сложно.

Но всё-таки Россию вряд ли оставят без Игр. Возможно, дисквалифицируют нашу легкоатлетическую сборную, хотя, если посмотреть на представленные доказательства, то получается, что Россию будут наказывать «задним числом». Нарушения были, и немалые, но это – уже погружение вглубь истории, 2004 год, 2008, 2012. Сейчас уже совсем другое руководство в Олимпийской федерации, другие тренеры, то есть люди, которые участвовали в тех скандалах, отстранены, и формально Россия выполнила требования, которые к ней предъявляли. А проходящие перепроверки только подтверждают, что предыдущее руководство мухлевало, но его уже нет.

Если будут учитывать этот аргумент, то мы можем отделаться «лёгким испугом». Но сейчас будет принято решение, которое создаст прецедент на десятилетия вперёд: может ли допинговый скандал привести к снятию с Олимпийских игр страны, которая могла бы завоевать там ни один десяток медалей? Очень важный момент будет 17 июня, когда решится вопрос о наших легкоатлетах. А потом – 21 июня, когда Международный Олимпийский комитет рассмотрит саму теоретическую возможность снимать страну с Олимпиады и соответствие таких мер международной олимпийской хартии. Там написано, что в Олимпиадах участвуют не страны, а отдельные люди, то есть спортсмен представляет в первую очередь себя, а не государство, и получается, что логичнее запрещать приезжать конкретному человеку, а не всей сборной. 






  • Антон Орехъ: Сейчас будет принято решение, которое создаст прецедент на десятилетия вперёд: может ли допинговый скандал привести к снятию с Олимпийских игр страны...

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Запад во мгле
20 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про хорошее. В результате протестной акции 12 июня оппозиции удалось пробить еще одну брешь в броне официоза. Снято табу на упоминание имен оппозиционеров в главных информационно-аналитических программах. До этого лидеры протеста появлялись только в специальных изделиях, изготовленных в мрачных, пропахших кровью подвалах НТВ, в которых эти лидеры изображались либо с гитлеровскими усиками, либо без одежды. И вот теперь в главном путинском официозе, в программе «Вести недели» от 18.06.2017, Дмитрий Киселев, хоть и скривив губы от отвращения, но все же произносит имя Навального, а также цитирует «скандально известного профессора Зубова» и вспоминает сидящего в тюрьме «революционера Удальцова». Навальному удалось навязать свою повестку путинскому официозу. И это хорошая новость.
Медиафрения. Кто в российской журналистике «вон из профессии»?
6 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обещал в начале каждого обзора сообщать о хороших новостях, но в этот раз обещание придется нарушить. Просто потому, что сегодня главная новость в сфере медиа — то, что закрылся журналTheNewTimes. И это очень плохая новость. 10 лет продолжался эксперимент по выживанию качественного журнала в условиях, в принципе не пригодных для существования качественной прессы. Россия стала не местом для качественной прессы не только потому, что здесь цензура, хотя и поэтому тоже. И не только потому, что в России нет нормального рынка рекламы и рекламодатель боится давать рекламу в СМИ, которые критикуют власть. Хотя и поэтому тоже. И не только потому, что фактически исчезли все каналы распространения прессы. Хотя и поэтому тоже.
Медиафрения. Дивизии русской культуры на марше
30 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя стала для России и ее обитателей торжеством высокой духовности. Тому свидетельство — многотысячная очередь из россиян, выстроившихся с целью припасть губами к стеклу, за которым расположена кость Николая Угодника. А после того, как к кости героически приложился Путин (я написал «героически», поскольку Киселев в «Вестях недели» назвал сюжет с демонстрацией этого подвига президента «силой духа»), в России случились одновременно соборность и симфония власти и РПЦ, к которой был бы рад присоединиться и народ, но его участие в симфонии церкви и государства данный принцип православия не предусматривает. Хотя народ очень даже «за».
Медиафрения. Мощами по дьяволу
23 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе 22.05.2017 начались парламентские слушания «О молодежной политике РФ». Среди выступавших многим было за 70, хотя были и те, кому чуть перевалило за 60. Зюганов подошел к молодежи как к отрасли народного хозяйства и поставил задачу: добиться, чтобы каждая семья давала поголовья не менее трех детей. Ж. узнал, что молодежь мучается от того, что хочет встречаться с депутатами, а руководство вузов препятствует. Сергей Миронов разоблачил «зарубежные фабрики мысли», которые сидят в социальных сетях и искушают. Петр Толстой выяснил, что молодежь «хочет идеи для великой России» и призвал избавить молодежь от культа денег. Очень ярко выступила губернатор Светлана Орлова, которая велела относиться к молодежи как к партнерам. «Вот пятиклассник идет — он партнер. И вы с ним идите», — потребовала от присутствующих губернатор Орлова.
Медиафрения. «35 тысяч одних курьеров…»
16 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так, надо же сначала про хорошее написать… Вот, нашел! На встрече Владимира Путина с Милошем Земаном, которая произошла в Китае во время форума «Один пояс — один путь», президенты двух стран обменялись мнениями по вопросу информационной политики. Президент Чешской Республики рассказал о своем взгляде на проблемы прессы в современном мире: «Здесь слишком много журналистов, надо бы их ликвидировать». Президент России не вполне согласился с доктриной окончательного решения журналистского вопроса и мягко возразил своему европейскому коллеге, мол, ликвидировать всех не обязательно. «Сократить — можно», — предложил компромиссный вариант Владимир Путин.
Медиафрения. Бесконечная война
9 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вторая мировая закончилась 72 года назад. Для всего человечества, кроме путинской России. На всем пространстве северо-восточной части Евразии война продолжается. Решающее сражение снова 9 мая. За 72 прошедших года война и это решающее сражение сильно изменились. Об этих изменениях можно судить по картинке с Парада Победы, который проходит каждый год на Красной площади. Раньше, совсем еще недавно, у нас была антигитлеровская коалиция, теперь мы переписали историю, и в этой новой войне Россия победила фашизм практически в одиночку.
Медиафрения. Как Навальный сам себе глаз выжег
2 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Накануне майских праздников поступила хорошая новость из Франции. В штабе кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона отказали в аккредитации российским государственным СМИ RT и Sputnik, мотивировав это тем, что это пропагандистские ресурсы, распространяющие ложь. Представитель штаба лидера президентской гонки объяснил причину отказа так: «Мы не считаем RT France и Sputnik, эту двуглавую организацию, ни органом прессы, ни средством массовой информации, а распространителем государственной пропаганды».
Медиафрения. На смену швондерам идут шариковы
25 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Хорошая новость: «Новой газете» удалось не только вытащить историю с массовыми бессудными расправами и секретными тюрьмами в Чечне в публичное пространство, не только заставить руководство Чечни реагировать, но и добиться, чтобы Следственный комитет России начал следственные действия. Да, на журналистов «Новой» обрушился беспрецедентный шквал угроз от людей, которые вполне могут эти угрозы реализовать. Единственная защита журналистов в этой ситуации — гласность, и эту защиту смогла себе обеспечить и редакция «Новой», и коллеги, прежде всего с «Эха Москвы», проявившие солидарность с журналистами «Новой».
Кремлевские СМИ строят «свиньей»
19 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вы будете смеяться, но Кремль готовится к выборам. Идет перегруппировка информационных войск, смотр рядов, а также тщательная их зачистка. Первым делом из информационного поля России решено убрать единственную оставшуюся кочку из числа более-менее заметных. Это медиа холдинг РБК. Михаил Прохоров, конечно, никакой не оппозиционер, но РБК он распустил. То про дочь чью-то пишут. Какие могут быть дочери у холостого человека? Который к тому же давно и успешно женат на России и счастлив в браке. Потом постоянно пишут про какие-то протесты и акции. Какие протесты? Какие акции? А еще называют по имени того, кого называть запрещено.
Медиафрения. Многословное молчание Путина и телевизора
18 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе одновременно замолчали двое: Путин и российское телевидение. То есть эти двое произнесли в совокупности множество слов, но ничего не сказали. Как в театре, когда актеры изображают многоголосый гул толпы, повторяя на разные голоса фразу «О чем говорить, когда говорить не о чем?». Таким же молчанием было многословное говорение на съездах и пленумах КПСС брежневско-черненковского периода. Слова «Говорит и показывает Москва, работают все центральные каналы телевидения. Смотрите и слушайте Москву!», произнесенные голосом Левитана, всегда символизировали доминирование в информационном пространстве. Москва говорит — все слушают. На минувшей неделе говорил Трамп...