Медиафрения
29 мая 2017 г.
Медиафрения. Армагеддон по-русски: весело и фальшиво
23 АВГУСТА 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Старая шутка про пессимиста, твердящего, что хуже быть не может, и оптимиста, радостно ему возражающего: «Может! Может!», в истории современной России постоянно наполняется новым содержанием.

Вы считали, что хуже министра Ливанова, устроившего геноцид академической науки, быть не может? А вот не угодно ли православную почитательницу Сталина Васильеву в Вольтеры получить? Вам не нравился чекист Иванов во главе Администрации президента? Изволили потешаться над «околонулевыми» исканиями Суркова? Посмотрим, как вы теперь зачирикаете, почувствовав на себе силу «нооскопического протокола» Главного администратораsuperкласса Антона Вайно, вооруженного «фарном» — «эманацией божественного огня».

Кстати, любопытно, кто из великих наших режиссеров первым создаст киношедевр «Божественный протокол» по мотивам трудов Вайно или поставит в театре пьесу «Нооскопом по Америке!». Одним словом, тем нытикам, которые уныло канючат, что «уже все», «мы достигли дна», мы с Путиным весело и фальшиво напоем на мотив арии индийского гостя «Не счесть уродов в коридорах вла-а-а-сти!».

Этому «мы с Путиным» я научился у Венедиктова, который, вспоминая на «Эхе» о событиях 25-летней давности, мимоходом заметил: «И недаром такие разные люди, с таким разным бэкграундом, как Владимир Путин и я, 20 числа вернулись оба из Прибалтики — один в Питер, другой в Москву — и занимались тем, чем занимались». Ехидный Леонид Гозман уже вспомнил в своем ФБ в этой связи, как в фильме «Три мушкетера» Бонасье после встречи с Ришелье восклицает: «Галантерейщик и кардинал — это сила!».

Самоцензура на минувшей неделе пробила очередное дно. В «Московском комсомольце» 17.08.2016 опубликовано интервью Бориса Крюка, ведущего передачи «Что? Где? Когда?», в котором Борис Крюк объясняет, почему двукратному обладателю «Хрустальной совы» Илье Новикову больше нельзя играть в «ЧГК». «При всем моем хорошем отношении к Илье он должен был выбрать сначала, что для него важнее — Клуб или политическая карьера, а потом заниматься Савченко», — сообщил ведущий знаток. И добавил: «Пойми, если ты защищаешь Савченко и ты игрок “ЧГК”, то, значит, “ЧГК” — тоже за Савченко».

Илья Новиков уже написал, что у него нет претензий к Крюку. Справедливости ради отмечу, что те, кто прочитал интервью ведущего «ЧГК» в «МК», тоже вряд ли могут иметь к нему претензии. Борис Крюк пишет о своем восприятии мира так: «Я уже давно живу двумя организмами одновременно. И мой второй организм — программа». Вот такой мир себе устроил Борис Крюк — телепрограмма равна жизни. Значит, все, что угрожает программе, должно исчезнуть. А наличие в программе «ЧГК» адвоката угрожает существованию программы.

Стало уже привычным то, что из СМИ, особенно с телевидения, исчезла журналистика. Следующий этап деградации — исчезновение экспертов-обществоведов, политологов, социологов, историков, из политических ток-шоу. И вот — очередной «стук снизу»: в развлекательной программе появился запрет на профессию адвоката. Поскольку если защита Савченко — это политическая деятельность, то политиком становится почти любой человек, хорошо делающий свою работу: учитель, честно рассказывающий о Сталине и Иване Грозном, врач, оперирующий пациента, не спросив политических взглядов, водитель, везущий пассажира неустановленной партийной принадлежности. При таком фильтре в телевизоре должны остаться одни шарлатаны и конъюнктурщики, что, собственно, и происходит.

Из событий в российских СМИ, вызывающих чувство истерического оптимизма, следует отметить авторскую программу Владимира Соловьева «Полный контакт» на радио «Вести ФМ», когда он поддержал известное высказывание премьера Медведева о зарплатах учителей. Премьер Медведев отвечая на вопрос, почему у учителей в России такая маленькая зарплата, сказал, что учитель — это призвание, а если кто хочет зарабатывать, пусть идет в бизнес.

Владимир Соловьев подошел к проблеме с другой стороны. Он примерно час объяснял во всероссийском радиоэфире российским учителям, какое они дерьмо и почему не имеют права на достойную зарплату. «Зачастую педагогические набиты всяким сбродом, который никуда не может попасть. И вот они выходят и идут работать учителями», — рассказал учителям об их сути и генезисе популярный телерадиоведущий. И далее популярно объяснил им их место в этой жизни: «С какой пьяной радости учителя должны получать не меньше моего? Я зарабатываю, а не получаю… Моя зарплата — функция рекламы». Конец цитаты.

Тут нужны пояснения. Во-первых, бюджет ВГТРК, из которого кормится Соловьев, в значительной степени получает деньги из того же источника, что и учителя, а именно, из бюджета страны. В частности, в 2016 году ВГТРК получил из бюджета России 22,6 миллиарда рублей. То есть в определенном смысле Соловьев и такие, как он, получают те деньги, которые недополучают учителя. А во-вторых, зарплата Соловьева была бы функционально связана с рекламой, если бы в России был рынок СМИ. А поскольку в СМИ у нас, как и везде, монополия, то связь между качеством работы ведущего и объемом рекламы примерно такая же, как между качеством работы Сечина или Миллера и их доходами, то есть — никакой.

А за откровенность Владимиру Рудольфовичу большое спасибо. Возможно, когда власть в очередной раз захочет употребить педагогов для фальсификации выборов или для пропаганды какой-нибудь гадости, хоть какая-то часть учителей вспомнит, как об них Медведев с Соловьевым ноги вытирали.



«Жаль, что тогда танками всех не раздавили!»

Такое впечатление, что на политические эфиры людей подбирают из каких-то специальных мест. Вот только что священник Чаплин на «Эхе» призывал к убийству больших групп людей по определенному признаку. Вроде это вызвало протест ведущих и послужило причиной, чтобы Чаплина больше на «Эхо» не пускать. Совершенно иначе отреагировал Владимир Соловьев, когда похожими мыслями поделился в эфире «России 1» Сергей Кургинян. Это было во время «Воскресного вечера» от 21.08.2016, когда вспоминали 25-ю годовщину ГКЧП.

Сергей Кургинян с большой теплотой отзывался о членах ГКЧП: «Это были честные, благородные люди», «они проявили одновременно благородство и слабость». После чего Сергей Кургинян сравнил гекачепистов с декабристами и стал делиться своими размышлениями, которые, как он объяснил, не дают ему покоя вот уже 25 лет.

Оказывается, все эти четверть века Сергей Кургинян мечтал, как было бы славно, если бы тогда, в августе 1991-го, танками раздавили не троих ребят, а всех, кто вышел защищать Белый дом. «И чем больше лет проходит, тем больше думаю, что надо было раздавить их танками», — делился сокровенными мыслями Сергей Кургинян.

Тут важно совсем не то, что Сергей Кургинян жалеет о несостоявшемся массовом убийстве. И даже не то, что он это делает в федеральном эфире, на государственном телевидении, на многомиллионную аудиторию. Важно, что его человеконенавистнические раздумья выслушиваются в почтительном молчании и при полном сочувствии ведущего, аудитории и всех остальных «экспертов». В том числе и со стороны приглашенного в качестве специального либерала режиссера Райхельгауза, который саму идею раздавить всех танками не вполне одобрил, но лично Сергею Кургиняну постоянно выказывал глубокое почтение, как прекрасному режиссеру и замечательному человеку. Ну а то, что взгляды фашистские высказывает, так ведь плюрализм…

Люди, подобные Кургиняну, чувствуют себя на российском телевидении чрезвычайно комфортно, для них там создан режим максимального благоприятствования. Точно такой же персонаж — сталинист Николай Стариков — целый час измывался над россиянами, над всеми в студии, над историческими фактами и над здравым смыслом. Весь этот час люди в студии у Соловьева пытались восстановить события 25-летней давности и ответить на вопрос ведущего, что же это было. В студии были, в том числе, и те, кто обладает большим объемом информации, что называется, из первых рук. Например, помощник Горбачева Борис Славин. Или режиссер Карен Шахназаров, который, будучи сыном советника Горбачева, Георгия Шахназарова, просто физически находился в Форосе вместе со своим отцом и с Горбачевым во время его изоляции. Наконец, там был Юрий Петров, директор Института российской истории РАН.

У каждого из этих людей неоднозначная репутация, но каждый из них, несомненно, является носителем информации о событиях, которые предопределили ход российской истории и о которых сегодня многие россияне не знают ничего, а многие имеют превратные представления. Сталинист Стариков о путче не знал ничего, кроме того, что знали в то время все, кто смотрел телевизор. Сталинисту Старикову во время путча только что исполнился 21 годик, он тихо-мирно учился в Питере и, вполне вероятно, еще не знал, что он станет сталинистом, а предполагал, что будет в перспективе инженером-экономистом химической промышленности. Но судьба повернулась так, что вот теперь Николай Стариков — сталинист и в студии «России 1» не дает никому слова сказать о событиях, в которых люди участвовали непосредственно и наблюдали вплотную, а сталинист Стариков «узнал», высосав «информацию» из какого-то пальца.

Стоит помощнику Горбачева, Борису Славину, сказать, что Горбачев был арестован, Стариков тут же кричит: «Вранье!!». Старикова увещевали всей студией. Карен Шахназаров отечески объяснял ему: «Коля, я лично там присутствовал, мы с отцом не могли выйти за территорию, и никто, ни Горбачев, никто из его окружения, не мог никому позвонить». Сталинист Стариков стоял как заговоренный, и любые слова от него отскакивали как горошины: «Не было никакой изоляции, и связь у Горбачева была!».

Тут вполне отчетливо выявилось отличие между двумя категориями лжецов, постоянно обитающих в студии Соловьева. Лжецы первой категории, которых можно условно обозначить «лжец с прикрытием». К ним относится сам Соловьев, а также такие «эксперты», как востоковед Сатановский, историк Петров или, например, политолог Ремизов. «Лжец с прикрытием» на вопрос, сколько будет дважды два, непременно ответит, мол, четыре. Но потом напустит таких интерпретаций, что в итоге получится не четыре и даже не пять, а вообще какая-то зеленая слизь и шелуха от семечек.

Но для укрепления конструкции Соловьев непременно приглашает в студию лжецов второй категории, которых можно назвать «лжец твердокаменный» или «лжец-идиот». Типичный пример — политолог Марков. Или вот еще пример — министр культуры Мединский, который только что рассказал изумленной общественности, какой эффект дали поездки Сталина на фронт во время ВОВ. Это при том, что, если бы такой подвиг вождь совершил, советская пропаганда непременно создала бы вокруг этого эпопею. Так вот, для повышения прочности во время обсуждения путча Соловьев пригласил в свою студию целых трех «лжецов-идиотов». Во-первых, уже упомянутого Кургиняна, который, как и Стариков, убеждал всех, что никакого ареста Горбачева не было, а связь у него, наоборот, была. Во-вторых, конечно, самого Старикова, который за этот час рассказал массу интересных вещей, в том числе объяснил, что путчисты, оказывается, послали танки к Белому дому с целью защиты Белого дома и его обитателей. На попытки Соловьева выяснить, от кого же члены ГКЧП хотели защитить Ельцина, сталинист Стариков ответа не дал, но молча таращил глаза так выразительно, что было ясно: он знает какую-то страшную тайну, о которой пока не время сообщить населению.

Ударную тройку «лжецов-идиотов» в студии Соловьева завершал политолог Куликов, который раскрыл тайну, почему Ельцин не стал президентом СССР, хотя, как было всегда известно политологу Куликову, очень этого хотел. Когда вся студия застыла в нетерпении, ожидая от политолога Куликова объяснения этого исторического курьеза, политолог Куликов открыл тайну: «Ярлык на великое княжение ему дали только на Россию, а на СССР — не дали». На вопрос любознательного ведущего, кто же у нас раздает такие ярлыки, Куликов принялся загадочно кивать головой куда-то назад. Что там находится и где именно выдают ярлыки на великое княжение в странах бывшего СССР, так и осталось неясным: то ли все еще в ставке Золотой Орды, то ли в Госдепе, то ли уже в Китае. Но, судя по направлению кивков политолога Куликова, эти ярлыки нынче раздают в аппаратных ВГТРК…



«Каждая медаль — это ракета, выпущенная по русофобам»

Даже удивительно: Олимпиада в Рио закончилась, а мы так и не начали третью мировую войну и даже не уничтожили главный источник мировой русофобии —WADA. Правда, нам удалось этуWADAпосрамить и занять четвертое место в общем зачете. Но под занавес враги смогли взять в плен нашего верного союзника, члена МОК Патрика Хикки, которого бразильская полиция арестовала по обвинению в спекуляции билетами.

Все российские государственные СМИ представили событие так, как будто это сделали американцы, хотя в Бразилии, вроде, действует своя полиция. Но главное, конечно, то, что никаких других версий у российских СМИ нет, хотя сам Патрик Хикки, кажется, уже начал сотрудничать со следствием.

То, что главным содержанием и главной целью Олимпиады в Рио было унижение России, не вызывало никаких сомнений у «экспертов», собравшихся в студии «Воскресного вечера», чтобы обсудить итоги этого события.

«Спорт — ничто вне политики! Каждая ваша медаль — это ваше участие в политике! Вы участвуете не в спорте!» — объяснял олимпийским чемпионам, фехтовальщице Софье Великой и борцу Давиту Чакветадзе, политолог Дмитрий Куликов. Те несколько растерянно улыбались, поскольку не вполне понимали, как в этой студии надо реагировать, когда немолодой прилично одетый мужчина несет полную ахинею.

А политолог Куликов продолжал надсадно хрипеть: «Нас черезWADAнаказывают за Крым, за Сирию. У них не выходит разбить нас на полях сражений, и они придумалиWADA. Американцы спрятались заWADA».

«Каждая завоеванная вами медаль — это ракета, выпущенная против русофобов», — вторил Куликову ведущий Соловьев.

Возможно, не все продюсеры из команды «Воскресного вечера» вышли из отпуска и их функции в этот раз выполняли какие-то стажеры. Иначе невозможно объяснить, почему на передачу была приглашена спортивный психолог Ольга Владимировна Тиунова. Она выглядела на фоне всех остальных обитателей студии как существо другого биологического вида. В это невозможно поверить, но она пыталась в студии Соловьева — размышлять! Мало того, она приглашала этим заняться и других обитателей студии, включая самого Соловьева. Естественно, такого стерпеть не мог никто.

Сначала Ольга Тиунова сказала, что нам надо разобраться в своем спортивном доме. Это когда Соловьев объяснил про медали, что это ракеты против русофобов. А тут спортивный психолог Тиунова говорит, что в нашем спорте есть допинг! Вы представляете? У нас — и вдруг допинг!

Орали все. Сначала все сразу, потом по очереди. Больше и громче всех орала двукратная олимпийская чемпионка ныне член «Единой России» Светлана Мастеркова. Если убрать повторы и междометия, то несколько ее выступлений против Тиуновой сведутся к тезису «А ты докажи!!».

Политолог Куликов немедленно усмотрел в словах психолога Тиуновой политическую провокацию, признаки предательства и предложил проверить психолога на предмет коррупции.

А психолог Тиунова все не унималась. Она предложила обсудить скандальный эпизод, когда президент Федерации борьбы Мамиашвили обругал и ударил спортсменку. Это вызвало шквал возмущения. Мастеркова стала кричать, что тренеры и спортсмены — это одна семья, а в семье всякое бывает. Фехтовальщица Софья Великая, немного смущаясь, сообщила, что ее тренер иногда ей такое говорит, что она никогда не сможет это повторить на людях. Ее поддержал режиссер Карен Шахназаров, который объяснил, что и сам на репетициях может обратиться к актеру по-всякому, и ничего. Попытки психолога Тиуновой объяснить, что в результате хамства Мамиашвили спортсменка получила моральную травму и это стоило ей золотой медали, были проигнорированы. А когда спортивный психолог Тиунова предложила все-таки обсудить, что же нам стоит изменить в нашем спортивном хозяйстве, Соловьев тут же объявил рекламу, а после перерыва спортивного психолога Тиуновой в студии уже не было.

И Соловьева можно понять. Осталось меньше месяца до думских выборов. В этих условиях каждая минута эфирного времени — это магический снаряд, выпускаемый в головы избирателей. И любые попытки посеять в их головах сомнения или, не дай бог, предложить думать самостоятельно рассматриваются как вредительство и караются по законам военного времени — отлучением от эфира.


Фото: Россия. Москва. 28 июня 2016. Телеведущий Борис Крюк после церемонии вручения премии "ТЭФИ - 2016" за высшие достижения в области телевизионных искусств в категории "Дневной эфир" в телецентре "Останкино". Сергей Фадеичев/ТАСС
2. Россия. Ростовская область. 1 февраля 2016. Украинская летчица Надежда Савченко (на втором плане), обвиняемая в причастности к убийству российских журналистов под Луганском, во время повторного допроса в Донецком городском суде. Слева направо на первом плане - адвокат Илья Новиков. Валерий Матыцин/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Мощами по дьяволу
23 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе 22.05.2017 начались парламентские слушания «О молодежной политике РФ». Среди выступавших многим было за 70, хотя были и те, кому чуть перевалило за 60. Зюганов подошел к молодежи как к отрасли народного хозяйства и поставил задачу: добиться, чтобы каждая семья давала поголовья не менее трех детей. Ж. узнал, что молодежь мучается от того, что хочет встречаться с депутатами, а руководство вузов препятствует. Сергей Миронов разоблачил «зарубежные фабрики мысли», которые сидят в социальных сетях и искушают. Петр Толстой выяснил, что молодежь «хочет идеи для великой России» и призвал избавить молодежь от культа денег. Очень ярко выступила губернатор Светлана Орлова, которая велела относиться к молодежи как к партнерам. «Вот пятиклассник идет — он партнер. И вы с ним идите», — потребовала от присутствующих губернатор Орлова.
Медиафрения. «35 тысяч одних курьеров…»
16 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так, надо же сначала про хорошее написать… Вот, нашел! На встрече Владимира Путина с Милошем Земаном, которая произошла в Китае во время форума «Один пояс — один путь», президенты двух стран обменялись мнениями по вопросу информационной политики. Президент Чешской Республики рассказал о своем взгляде на проблемы прессы в современном мире: «Здесь слишком много журналистов, надо бы их ликвидировать». Президент России не вполне согласился с доктриной окончательного решения журналистского вопроса и мягко возразил своему европейскому коллеге, мол, ликвидировать всех не обязательно. «Сократить — можно», — предложил компромиссный вариант Владимир Путин.
Медиафрения. Бесконечная война
9 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вторая мировая закончилась 72 года назад. Для всего человечества, кроме путинской России. На всем пространстве северо-восточной части Евразии война продолжается. Решающее сражение снова 9 мая. За 72 прошедших года война и это решающее сражение сильно изменились. Об этих изменениях можно судить по картинке с Парада Победы, который проходит каждый год на Красной площади. Раньше, совсем еще недавно, у нас была антигитлеровская коалиция, теперь мы переписали историю, и в этой новой войне Россия победила фашизм практически в одиночку.
Медиафрения. Как Навальный сам себе глаз выжег
2 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Накануне майских праздников поступила хорошая новость из Франции. В штабе кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона отказали в аккредитации российским государственным СМИ RT и Sputnik, мотивировав это тем, что это пропагандистские ресурсы, распространяющие ложь. Представитель штаба лидера президентской гонки объяснил причину отказа так: «Мы не считаем RT France и Sputnik, эту двуглавую организацию, ни органом прессы, ни средством массовой информации, а распространителем государственной пропаганды».
Медиафрения. На смену швондерам идут шариковы
25 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Хорошая новость: «Новой газете» удалось не только вытащить историю с массовыми бессудными расправами и секретными тюрьмами в Чечне в публичное пространство, не только заставить руководство Чечни реагировать, но и добиться, чтобы Следственный комитет России начал следственные действия. Да, на журналистов «Новой» обрушился беспрецедентный шквал угроз от людей, которые вполне могут эти угрозы реализовать. Единственная защита журналистов в этой ситуации — гласность, и эту защиту смогла себе обеспечить и редакция «Новой», и коллеги, прежде всего с «Эха Москвы», проявившие солидарность с журналистами «Новой».
Кремлевские СМИ строят «свиньей»
19 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вы будете смеяться, но Кремль готовится к выборам. Идет перегруппировка информационных войск, смотр рядов, а также тщательная их зачистка. Первым делом из информационного поля России решено убрать единственную оставшуюся кочку из числа более-менее заметных. Это медиа холдинг РБК. Михаил Прохоров, конечно, никакой не оппозиционер, но РБК он распустил. То про дочь чью-то пишут. Какие могут быть дочери у холостого человека? Который к тому же давно и успешно женат на России и счастлив в браке. Потом постоянно пишут про какие-то протесты и акции. Какие протесты? Какие акции? А еще называют по имени того, кого называть запрещено.
Медиафрения. Многословное молчание Путина и телевизора
18 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе одновременно замолчали двое: Путин и российское телевидение. То есть эти двое произнесли в совокупности множество слов, но ничего не сказали. Как в театре, когда актеры изображают многоголосый гул толпы, повторяя на разные голоса фразу «О чем говорить, когда говорить не о чем?». Таким же молчанием было многословное говорение на съездах и пленумах КПСС брежневско-черненковского периода. Слова «Говорит и показывает Москва, работают все центральные каналы телевидения. Смотрите и слушайте Москву!», произнесенные голосом Левитана, всегда символизировали доминирование в информационном пространстве. Москва говорит — все слушают. На минувшей неделе говорил Трамп...
Медиафрения. Куда попали 36 недостающих «Томагавков»
10 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
После того, как Трамп закидал «Томагавками» базу Асада, российских «экспертов» больше всего заинтересовал вопрос, куда делись 36 дорогостоящих американских крылатых ракет. Некоторые, особо сердобольные и хозяйственные, переживали за американских налогоплательщиков, деньги которых, заботливо вложенные в «Томагавки», транжира-Трамп пустил на ветер. Особо патриотичные, как, например, Кургинян, орали, что американские ракеты никуда не делись, их сбили наши С-300 и С-400. Пиар-генерал Конашенков, таинственно сообщил, что ракеты у Трампа куда-то потерялись, то ли в море упали, то ли в заблудились в сирийских песках, а те, что долетели все попали в столовую и в какой-то старый самолет, который давно хотели выкинуть, да все недосуг было.
Медиафрения. «Правда и справедливость» российской прессы
4 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сразу после акций протеста Путин отменил свою ежегодную «прямую линию» общения с подведомственной популяцией. Некоторым догадливым людям пришла в голову мысль объединить эти два события и даже увидеть причинно-следственную связь. Догадливые были немедленно поставлены на место путинским пресс-секретарем Дмитрием Песковым, который резонно заявил, что версия о том, что Путин мог отменить (перенести) свою «прямую линию» из-за протестов, абсурдна. В действительности, пояснил Песков, причина исключительно в графике президента. Нет в этом графике окошка для общения с популяцией. Куда важнее, например, продемонстрировать всему миру свою морозоустойчивость, прогулявшись в кепочке по Земле Франца-Иосифа.
Медиафрения. Какие акции? Какой протест? На – обыщи!
27 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путинский официоз остался в середине 20-го века. В 1962 году можно было не рассказать в СМИ про Новочеркасский расстрел, благодаря чему страна об этом не узнала, а с советской властью ничего не случилось. В 1986-м медийный бойкот Чернобыля, пусть не сразу, но стал одним из ударов, которые в конечном итоге режим разрушили. Действовать подобным образом в 2017-м — значит совсем не понимать, который век на дворе.