Цензура
21 июля 2018 г.
Репрессивная лингвистика
9 СЕНТЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Мария Олендская

Ассоциация учителей русского языка предложила создать в России еще одно силовое ведомство – лингвистическую полицию. Впрочем, председатель исполкома этой организации, Роман Дощинский, не исключил, что силовики от филологии не обязательно должны образовывать отдельную федеральную структуру, а могут входить в МВД в качестве «отдела в полиции».

«Посмотрите сейчас на название наших кафе, магазинов, — призывает председатель исполкома Дощинский. — Это создает тот самый процент (видимо, процент заимствованных слов – И.Я.), который обеспечивает языковую среду для ребенка. То есть он видит искаженные облики слов, видит слова, где латиница перемешана с кириллицей. И он это впитывает».

Ассоциация учителей русского языка решила, что уговорами и просвещением проблема не решается, что добро должно быть с кулаками, а язык защищен силовыми методами. «У нас есть закон о государственном языке, но там нет пунктов, которые были бы связаны с охраной литературных норм», — обеспокоен Роман Дощинский. И предлагает ввести административную ответственность. За какие именно языковые правонарушения и какую конкретно ответственность надо вводить, учителя русской словесности не уточняют, но судя по прецедентам, видимо, речь идет все-таки не о заточении в узилище, а о штрафах. Впрочем, это как пойдет…

В 2013 году с подобной инициативой выходила фракция ЛДПР. «Замучили этими американизмами, англицизмами, — писал тогда Ж. — Дадим словарь, список слов, которые нельзя употреблять. Будем бить, чтобы у каждого журналиста, ведущего теле- и радиопрограмм, преподавателей, ученых, писателей был на столе подобный список».

Симптоматично, что идеи и предложения, с которыми три года назад выходила ЛДПР и которые тогда не поддержала Госдума, сегодня выдвигает Ассоциация учителей русского языка. Это свидетельствует о том, что в устройстве голов и тех, и других много общего. Там явно существует представление о нормах русского языка как о границах зоны, которую должны охранять пулеметчики на вышках, охранники с собаками, а по лингвистическому периметру непременно надо пустить колючую проволоку, чтобы кто-то из носителей языка не сбежал, и наоборот, враг не пробрался на охраняемый языковой объект.

Борьба с иностранщиной в языке имеет давнюю историю, но русский язык пока успешно отбивался и активно обогащался заимствованиями. Самый знаменитый российский языковой пурист, министр просвещения Александр Шишко, еще в начале 19-го века предлагал заменить «галоши» — «мокроступами», «анатомию» — «трупоразъятием», «бильярд» — «шарокатом», «тротуар» — «топталищем», а «геометрию» — «землемерием». Современники Александра Семеновича изощрялись в придумывании фраз на языке Шишкова, например: «Хорошилище идет по гульбищу с позорища на ристалище в мокроступах», что в переводе с шишковского на русский означает: «Франт идет по бульвару из театра в цирк в галошах».

Попытки бороться за некую искусственно хранимую «исконность» русского языка терпели поражение всегда, и не только в тех случаях, когда за этим стояли чиновники, русский язык которых нормальный человек без перевода понять не в состоянии. Потерпели фиаско, например, подобные попытки  Александра Солженицына, опубликовавшего в 1990 году «Русский словарь языкового расширения», в котором пытался внедрить в обиход слова, по его мнению, незаслуженно забытые. Несмотря на авторитет Солженицына, который он в то время имел в России, попытка «языкового соблазнения» полностью провалилась. Маловероятно, что кто-то использует сегодня солженицынское «брякотун», а если кому и захочется употребить слово «алкота», то его поймут совсем не в том значении, которое есть в словаре Солженицына, где оно означает «голод».

Русский язык сильнее чиновников и авторитетов. Он сам разберется, что и откуда ему заимствовать, а что отбрасывать. Изобрели бы мы компьютер, могли бы всему миру навязать какое-нибудь наше исконное «dumatel», как в свое время запустили по всему свету слово sputnik, а еще во французские кулинарные словари внедрили термин le malossol. Потому что первое высоко летало, а второе оказалось вкусным. Примерно так устроена «языковая интервенция». А вот то, что Ассоциация учителей русского языка повторяет инициативы ЛДПР трехлетней давности, это действительно большая проблема.


Коллаж ЕЖ














  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.