Выборы
23 октября 2018 г.
Алексей Навальный поучаствовал в выборах
12 СЕНТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

За неделю до дня, когда гражданам будет предоставлена возможность опустить в урны для голосования бюллетени с помеченными кандидатами, политик Алексей Навальный, который по закону сам избираться не может, все же решил повлиять на результаты выборов в Госдуму очередного созыва. Он обратился к участникам избирательного процесса на демократическом фланге с призывом упростить задачу собственному электорату, оставив в каждом избирательном округе по одному оппозиционному кандидату и увеличив, тем самым, как полагает г-н Навальный, шансы последнего на победу.

Логика в таком предложении, разумеется, есть: кандидат от оппозиции, оставшись в одиночестве, подгребает все голоса демократических избирателей, а не делит их с соседом по электоральной нише. Однако, как это часто бывает, очевидность и разумность предложения Навального натыкается на сложности практического воплощения. Например, Алексей Навальный предлагает сняться с выборов кандидату от «Открытой России» (то есть от Михаила Ходорковского) Марии Бароновой в пользу кандидата от ПАРНАСА профессора Зубова, поскольку, дескать, популярность последнего значительно выше, предвыборная кампания ярче и содержательнее, а кроме того, Зубов уже является согласованным с «Яблоком», то есть по сути коалиционным, претендентом на думский мандат.

С такой логикой согласны далеко не все. Например, бывший гендиректор издательского дома «Коммерсант», а ныне владелец целого ряда медиаресурсов Демьян Кудрявцев считает, что если Баронова смогла собрать 15 тысяч подписей (чего Зубову делать не пришлось), то ей и флаг в руки, поскольку она уже доказала собственную профпригодность. Ему возражает публицист Сергей Пархоменко, который совершенно справедливо отмечает, что поставить свою подпись под документом, дающим возможность участвовать в выборах, и проголосовать за кандидата — далеко не одно и то же.

Есть и другое соображение: все мы прекрасно знаем, как легко власти обычно бракуют подписи, собранные в пользу претендентов от оппозиции, и снимают тех с предвыборной дистанции и, если нынче этого не произошло, значит, Кремлю было выгодно зарегистрировать Марию Баронову. Почему? Да именно потому, что ставилась цель создать конфликтную ситуацию в демократическом лагере накануне выборов. А главное — судя по последним заявлениям, сама г-жа Баронова вовсе не горит желанием последовать совету Алексея Навального и, похоже, собирается биться за победу до конца.

Однако помимо тех, кто сегодня обсуждает разные стратегии участия оппозиции в мероприятии 18 сентября, на демократическом фланге хватает заметных персонажей, призывающих вообще игнорировать процедуру, которую российские власти все последние годы выдают за выборы. Набор аргументов апологетов бойкота делится на две части: практическую и морально-этическую.

Действительно, всю путинскую эпоху общественно-политическая система России разрушалась с одной-единственной целью — исключить сменяемость власти легитимным конституционным путем. И, будем говорить откровенно, сегодня можно уверенно констатировать, что на этом поле Кремль добился очевидного успеха: на выборах, проводимых в Российской Федерации, власть сменена быть не может. Такой опции у отечественного гражданского общества просто нет. В разные периоды последнего царствования отношение власти к выборам менялось, но это никогда не касалось принципа незыблемости конечного результата. Другими словами, безусловное доминирование партии власти могло достигаться различными путями. Но даже в те времена, когда Кремлю важно было демонстрировать городу и миру безусловную «прозрачность и толерантность» выборного процесса в России, голоса избирателей цинично тырились прямо на глазах у всех честных людей, как только возникала угроза неожиданного результата. Достаточно вспомнить эпопею с последними выборами мэра столицы, когда Алексея Навального буквально вынули из тюрьмы, чтобы он смог в этих выборах поучаствовать, но потом все равно часть голосов, отданных в его поддержку, была украдена. Что и обеспечило конечную победу Сергея Собянина.

Все вышесказанное, кстати, с моей точки зрения, вовсе не означает, что в этих самых «выборах» не надо участвовать. Может, и надо, учитывая то, какие шансы предоставляет кандидатам избирательная кампания по части донесения своих идей до избирателей и мобилизации сторонников. Вопрос в правильной расстановке приоритетов, выборе риторики и акцентов. Все-таки, как мне представляется, убеждать граждан в том, что победа почти обеспечена в случае их полной мобилизации, не вполне честно по отношению к этим самым гражданам-избирателям. Особенно если речь идет об одномандатном округе. Ясно же, что в условиях резкой поляризации взглядов кандидатов и небольшого числа реальных номинантов по каждому округу претендент, рассчитывающий на победу, должен уверенно набирать не менее трети голосов. А как в условиях информационной блокады и ограниченности ресурсов кандидат от оппозиции может это сделать? Даже если не принимать во внимание возможность фальсификаций. По-моему, нерешаемая задача. В сегодняшней России, задавленной лживой официальной пропагандой, кандидат, выступающий против Путина, не может победить ставленника власти.

Для решения этой задачи недостаточно исключить фальсификации в день голосования, нужно решить массу проблем на предварительном этапе. Например, заново выстроить политическое конкурентное поле, обеспечить доступ к избирательному процессу оппозиционных сил, разрушить монополию государства на СМИ и т.д. Словом, пока выборные процедуры находятся полностью под контролем государства, допуск-недопуск демократических партий и кандидатов в представительные органы является частью политической стратегии Кремля и регламентируется кремлевскими клерками. Так можно ли в этих условиях даже победу на выборах, даже прохождение в Думу интерпретировать как победу оппозиции? По-моему, вряд ли. Если, повторю, быть честными со своими сторонниками и не морочить им голову ложными перспективами недостижимых либо фейковых побед. 

Но, как я уже сказал, помимо прагматичных резонов игнорировать мероприятие 18 сентября есть и моральные основания. В каждом бюллетене, что вручат крымским избирателям, будут перечислены все четырнадцать партий, участвующих в нынешних выборах. То есть каждый гражданин, проживающий на аннексированной территории, получит возможность проголосовать и за «Яблоко», и за ПАРНАС, несмотря на отказ этих партий признавать насильственное присоединение Крыма. Конечно, каждый волен интерпретировать эту ситуацию согласно собственным представлениям о добре и зле, но безупречной и однозначной ее назвать в любом случае нельзя. А ведь есть еще проблема легитимации власти путем участия в преступном мероприятии, именуемом выборами (выборы с контролируемым результатом — всегда преступление). Понятно, что адепты избирательной секты, становящиеся особенно агрессивными непосредственно перед выборами, с гневом и возмущением отвергают эту причину, но она же от этого никуда не исчезает…

Проблема участия-неучастия в кремлевских выборах встает перед демократами во всех последних избирательных циклах и не теряет своей актуальности по одной-единственной причине. На протяжении всего путинского правления оппозиция так и не смогла сформировать собственную повестку дня, не научилась жить не по расписанию Кремля, а главное — не смогла согласовать и предложить своим сторонникам дорожную карту демонтажа режима, без чего немыслимо обсуждать даже предпосылки строительства демократического государства на территории России.

И пока этого не произойдет, мы будем продолжать тратить время, силы и ресурсы на решение важнейшего вопроса современности: должна ли Мария Баронова последовать совету Навального и снять свою кандидатуру с выборов в Центральном округе Москвы в пользу профессора Зубова, политическую судьбу которого решат в Кремле, исходя из собственных сиюминутных предпочтений?   


Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

    

      












  • Николай Сванидзе: Вся ситуация свидетельствует о том, что уровень авторитета и доверия к институту выборов достиг у нас критически низкой отметки. 

  • pravda.ru: КПРФ отказалась выдвинать Стивена Сигала в губернаторы Приморья фонтанка.ру: Зато ему может светить работа в органах местного самоуправления.

  • Дпниил Добрынченко: Слушайте, это шанс вернуть мировой статус городу!;) Пригласим всех, чьи предки в период порто-франко во Владивостоке жили, трудились, а таких людей не мало в мире...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Следующий президент РФ — Сигал или Монсон?
28 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Стивен Сигал сообщил, что готов стать губернатором Приморья. Этого американского актера и предпринимателя недавно назначили спецпредставителем МИД РФ по вопросам российско-американских связей, а до этого ему выписали российский паспорт. Признание случилось во Владивостоке, где Сигал был гостем международного кинофестиваля «Меридианы Тихого». Жители Владивостока, у которых в последнее время как-то не ладится с начальством, спросили Сигала, не мог бы он в порядке одолжения возглавить Приморский край, на что актер заявил, что сделал бы это «с удовольствием». «Я представляю интересы президента Путина», — объяснил приморцам свой статус Сигал и поделился деталями своей биографии.
Прямая речь
28 СЕНТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Вся ситуация свидетельствует о том, что уровень авторитета и доверия к институту выборов достиг у нас критически низкой отметки. 
В СМИ
28 СЕНТЯБРЯ 2018
pravda.ru: КПРФ отказалась выдвинать Стивена Сигала в губернаторы Приморья фонтанка.ру: Зато ему может светить работа в органах местного самоуправления.
В блогах
28 СЕНТЯБРЯ 2018
Дпниил Добрынченко: Слушайте, это шанс вернуть мировой статус городу!;) Пригласим всех, чьи предки в период порто-франко во Владивостоке жили, трудились, а таких людей не мало в мире...
«Единая Россия» — авангард гибнет первым
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Люблю делать оптимистичные прогнозы. Нынешний мой таков: лет через пять – семь мы будем с трудом вспоминать: «Как же называлась тогда партия власти? Ну, главная путинская партия? Как же ее? Ах, ну да, конечно, «Великая Россия»…Нет, нет! «Единая Россия!» Так что же зафиксировал прошедший тур губернаторских выборов? Несомненный главный итог – тектоническая плита общественного сознания сдвинулась. Сокрушительное поражение в четырех регионах ставленников Кремля – ярчайшее тому подтверждение. Тут еще важно отметить, что регионы эти разбросаны по всей стране – от Владимирской области до Приморья по прямой более шести тысяч километров. Другими словами, мы имеем дело с общероссийской тенденцией.
Прямая речь
25 СЕНТЯБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Из региональных выборов ушла логика голосования за власть по геополитическим причинам: из-за крымского эффекта и мысли о том, что надо всем объединиться против Запада.
В СМИ
25 СЕНТЯБРЯ 2018
Новая газета: В качестве наказания Кремль может отказать партиям в помощи при прохождении муниципального фильтра на следующих выборах.
В блогах
25 СЕНТЯБРЯ 2018
Игорь Глуховский: Оказывается, Единую Россию можно бить наотмашь. По Закону. Выборами. Впрочем, я об этом говорю постоянно. 
Кремль забраковал выборы в Приморье. Не понравились…
20 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть два главных ключевых требования, которые российская власть предъявляет к любым действующим институтам: во-первых, контроль над ними должен быть обеспечен в каждое мгновение их функционирования. Во-вторых, необходимо, чтобы все эти институты максимально походили на настоящие, всамделишные. Чтобы их фальшивая витринная сущность была тщательно закамуфлирована. Первое условие — незыблемая аксиома, краеугольный камень всей путинской системы государственной власти. Но умные кремлевские идеологи еще много лет назад предупреждали, что и декоративной составляющей пренебрегать нельзя ни в коем случае. Даже в условиях кризиса.
Прямая речь
20 СЕНТЯБРЯ 2018
Михаил Виноградов: Избирательная кампания начиналась при одном настроении общества, а завершалась при другом... Плюс сказалась... абсолютизация своего положения как президентского назначенца.