Что делать?
17 декабря 2018 г.
Не изменив культуру – из нищеты не выберемся
20 ФЕВРАЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

Ежедневный журнал

За два последнее столетие на планете появились государства, в которых установился порядок свободного, конкурентного рыночного доступа граждан к ресурсам и различным видам деятельности. В них нет «крыш». Там не платят дань чиновникам. Там нет мафиозной вертикали казнокрадов с «крестным отцом» во главе. Там реальное разделение властей и все равны перед законом. Таких государств всего два десятка, но все они развитые.

Если граждане этих государств имеют сбережения или могут под залог получить кредит для своего бизнеса, если они не нарушают законы и правила, то они вправе учреждать и развивать свои предприятия. Они не платят чиновникам взятки и откаты, а ограничиваются лишь уплатой официальных налогов. Причем собранные налоги население воспринимает как складчину, а не собственность правителя. Поэтому бюджет не «пилится» чиновниками — им мешает жесткий парламентский и общественный контроль. Короче, собранные налоги в этих странах не служат источником обогащения мафиозных чиновничьих кланов.

В развитых государствах «свободного доступа» норма конституции «народ — единственный источник власти» — совсем не фикция. Люди действительно воспринимают депутатов парламента как своих представителей и чиновников-госслужащих - как нанятых ими координаторов общественной жизни, причем работающих только за зарплату. Граждане уверены в своем праве сместить любое неугодное им правительство, а если оно будет сопротивляться — выйти на майдан или взять в руки оружие.

Политическая и рыночная конкуренция в этих странах создала мощные стимулы развития. В них, в отличие от России, собственность и власть реально разделены. Не надо быть мэром или губернатором, чтобы стать богатым человеком. Достаточно иметь талант и быть предприимчивым.

В этих странах реализована процедура честных выборов органов власти. По определению Йозефа Шумпетера, демократия — это такие правила (общественные институты), при которых люди в конкурентной борьбе за голоса избирателей приобретают власть для принятия политических решений. При этом права меньшинства, права инакомыслящих гарантированы. Их митинги не разгоняют, их не сажают по сфабрикованным «болотным» делам в тюрьмы. Они имеют возможность отстаивать свое видение путей развития общества. И часто меньшинство, став большинством, меняет политический курс государства.

Права человека, данные ему от рождения, в таких государствах реально соблюдаются, граждане защищены от произвола власти независимым и справедливым судом. Там действует закон, а не указание начальства. В государствах «свободного доступа» — надежные гарантии частной собственности и исполнения договорных обязательств. Без этого развитие высокотехнологичных и капиталоемких производств было бы просто немыслимо. Именно гарантии собственности и порядок свободного доступа сделали эти государства развитыми и богатыми. Ведь никакие государственные проекты и бюджетные дотации не могут соперничать с инициативой и предприимчивостью миллионов заинтересованных и уверенных в своих правах людей.

России перенять институты «свободного доступа» и демократическую форму государственного устройства непросто. Заимствованные у развитых стран общественные институты на начальных этапах нередко работают плохо. Процессы демократизации и рыночные реформы сопровождаются экономическим спадом и такими перекосами, что между ожиданиями населения и реалиями образуются огромные «ножницы». Мы пережили это в 90-х. Но иной дороги нет.

Уход от «капитализма для своих», от мафиозного паразитического «естественного государства» надо внести в политическую повестку дня оппозиции. Решить, что в правилах нашей жизни надо менять конкретно, каким образом менять, какие новые стимулы и запреты вводить. К сожалению, большинство граждан, даже находящихся в оппозиции к нынешней авторитарной власти, полагает, что достаточно сменить вождя и все изменится. В них верх берет инстинкт «вождь-племя» Но чудес не бывает. Чтобы жить достойно, необходимо изменить менталитет, культуру россиян, их представления «о должном», заимствовать и укоренить европейские нормы жизни. Если не произойдут изменения в массовой культуре, в глубинных архетипах нашего сознания, в понимании массами «что такое хорошо и что такое плохо» — сырьевая экономика и средневековые правила жизни в России сохранятся.

На смену архаичной средневековой преданности царю, генсеку, президенту и его наместникам и в России должно прийти устойчивое опасение за поведение власти и привычка ее контролировать. Даже избранную нами самими власть! Ведь хозяин, нанимая работника, не забывает его контролировать. Как гласит пословица, «Доверяй, но проверяй!». Привычка контролировать власть должны стать стержнем новой русской культуры. Только это даст нам шанс войти в число развитых стран.

Французский историк и социолог Ален Безансон отметил, что в российской истории сменяются периоды, которые можно условно назвать «военным коммунизмом» и «НЭПом». В первый период бюрократия берет на себя тотальный контроль за всеми ресурсами и распределяет их в своих интересах. Увеличиваются расходы на госаппарат и армию, раздувается истерия «осажденной крепости», строится автаркическая военная мобилизационная экономика. Этим бюрократия истощает общество до предела, после чего происходит переключение в другой режим — НЭПа.

Дается свобода общественной и частной инициативе, энергии общества. Появляются товары, начинается иная жизнь. Но никуда не исчезнувшая бюрократия со временем берет реванш, кладет конец свободам и начинает новый цикл огосударствления.

За этими периодами стоят разные типы элит и институтов. В первом экспроприирующие и перераспределяющие, насаждающие соответствующую имперскую культуру. Во втором — институты рынка, предпринимательства, гражданского общества. За последнее столетие Россия пережила несколько таких циклов, и мы понимаем, в каком периоде сегодня живем.

Каковы же те системные меры, которые нам предстоит предпринять, чтобы уйти от проклятия «естественного» государства? Их можно перечислить, опираясь на опыт Японии, Южной Кореи, Сингапура, Грузии, Эстонии, отчасти Литвы и других стран, которым удалось уйти от диктата бюрократии, обеспечить права и свободы гражданам, правовые гарантии инвестициям, обуздать коррупцию и встать вровень с европейцами.

Прежде всего, нужно интенсивное «промывание мозгов». Ничего страшного в этом нет. Народы, переходившие от феодализма к буржуазному обществу, в школах, университетах, в СМИ, в обыденной жизни меняли культуру, из подданных превращались в граждан. Иногда не без помощи «извне». Известно, как американские оккупационные власти вместе с антифашистами боролись в Германии с подданнической культурой населения, распространяли информацию о зверствах эсэсовцев, буквально насаждали институты гражданского общества. Потребовалось несколько десятилетий, смена поколений, чтобы массовое сознание отвергло идеологию нацизма и немецкой исключительности.

Японии удалось модернизировать традиционное общество менее чем за 100 лет, Южная Корея добилась этого за 40 лет. Сегодня и Япония, и Южная Корея в отличие от России — основные игроки на рынке высоких технологий, что дает им колоссальные преимущества на глобальном рынке. Нечто подобное предстоит проделать в России.

Как доказано учеными-генетиками, природа аморального «патриотизма» современных россиян (как и других народов) связана с закрепленными в генах программами поведения людей. Наши предки жили группами, племенами. Так было выгоднее: коллектив помогал выживать и размножаться. Потому в геноме закреплена тяга к «своим» и опасение чужих — два жестко сцепленных рудимента. Теперь нас объединяет язык, так что нация — всего лишь конструкция, собранная в нашей голове. Этот патриотизм — рудиментарный признак, унаследованный от далеких предков всеми потомками, но утративший в процессе эволюции свое значение. Как глаза у пещерных рыб или крота. Власть, стремясь сохранить доходы и опасаясь смуты, ищет выход в поиске внешнего врага, на которого можно было бы списать все невзгоды. В общественном сознании «патриотизм» противостоит «предательству». Оба эти понятия, насыщенные эмоциями, не имеют правового содержания.

В геноме природа пишет навеки, с этим ничего не поделаешь. Это врожденное поведение, понуждающее делить мир на «своих» и «чужих», эмоционально привлекательно без раздумий. «Патриотизм» — очень удобное для власти оружие.Расизм и национализм — самая низкая, грубая и примитивная форма коллективизма. И нет ничего проще, нежели зачислить в число нравственных качество от рождения присущее каждому. Тогда власть, патриот по определению (иное невозможно, поскольку стадо обязательно иерархично), приобретает моральный авторитет и добивается единства с большинством подданных. Сегодня в России это можно наблюдать воочию. Кремль цинично доводит толпу до беснования и может принимать любые решения и законы. Эти приемы были испытаны Сталиным и Гитлером, Милошевичем. Обуздать генетические программы агрессивного «патриотизма» может только изменением культуры народа.

И если Путин и его пропагандисты использовали государственное телевидение для возбуждения ненависти к братскому украинскому народу, посмевшему свергнуть коррумпированную власть, использовали его для насаждения авторитарной вертикали и противопоставления России цивилизованному миру, то почему телепередачи нельзя целенаправленно применять для улучшения моральной атмосферы в нашем обществе?

- Пропаганда иного образа жизни. Можно практиковать разные подходы, например, сравнивать жизнь в России и в развитых странах или делать анализ того, к чему ведет аморальность чиновников, коррупция, пассивность граждан, их подданнические настроения. Можно уходить на уровень интернациональных семей и строить драму разных взглядов супругов на жизнь. Или, напротив, описывать драму в среде изобретателей или ученых, вынужденных эмигрировать.

- Реформа правоохранительных органов и суда. Как считают юристы, народ может перевоспитать честный суд. Можно расширить этот подход, используя опыт Грузии: изменить систему органов «полиция – следствие - прокуратура – суд».

- Борьба с мошенничеством, воровством, коррупцией. Не изменив культуру россиян, не противопоставив заложенным в гены инстинктам воровства страх наказания и, со временем – по мере перевоспитания- культуру честной жизни в правовом государстве, мы не сможем вырваться из нищеты. Наказание - не обязательно тюрьма, могут быть крупные штрафы, конфискации. Но наказание должно быть неотвратимым Наказание — не обязательно тюрьма, могут быть крупные штрафы, конфискации. Но наказание должно быть неотвратимо. Люди должны знать: воровство, взяточничество будут обязательно наказаны.

- Провокации. В США и ряде других стран полиция имеет право провоцировать на преступления, предлагая взятки и откаты. Европейски суды считают это недопустимым, американские — допускают. Но нам из болота нашей коррупции до Европы идти далеко. Видимо, провокации как метод перевоспитания исключить нельзя.

- Гласность репрессий. Важно, чтобы каждый случай поимки расхитителя бюджетных средств или взяточника предавался гласности, причем в новостях по ТВ. У народа с его телевизионным видением жизни должно возникнуть ощущение «так поступать опасно». Разумеется, здесь все упирается в настоящую реформу правоохранительных органов и суда. Без этого телеистории о поимке мошенников и казнокрадов мало кого убедят.

- Доступ к информации. Необходимо по примеру США и Канады резкое расширение доступа граждан к информации органов власти. Это откроет перед активными борцами с коррупцией (вроде Алексея Навального) широкие возможности.

- Частное обвинение. Надо резко расширить право граждан на частное обвинение почти по всем статьям УК. В борьбе за модернизацию страны граждане должны иметь правовое оружие.

- Стимулы к разоблачению. Но не все делается из чувства долга. Нужны стимулы к разоблачению казнокрадов и нарушителей законов, правил, общественных интересов. Здесь по примеру стран общего права нужно предусмотреть премии за информацию, за выигранные дела в защиту интересов неопределенного круга лиц.

- Истории успеха. Чтобы люди проявляли инициативу и гражданскую позицию, надо по ТВ пропагандировать истории успеха таких людей, как они. Если кто-то что-то полезное изобрел, запатентовал, наладил производство или продал лицензию, разбогател, он заслуживает уважения.

- Реформа налоговой системы. Необходимо изменение налоговой системы на манер западных стран. Все налоги гражданин обязан платить самостоятельно, а не организация за него. Причем налоги должны быть предельно ясными — это взнос в казну города, а это в казну органа местного самоуправления, а это федералам. Полезно официально переименовать бюджет в «общак», а налоги называть «взносы в общак». Не платить налоги и тем более пилить бюджет — «крысятничать». За такое в воровской среде один приговор — смертный. Наше общество с его криминальными традициями может при такой терминологии начать воспринимать чиновников и депутатов как назначенных ими хранителей «общака». Глядишь, и отсюда вырастет позиция гражданского участия.

- Коллективная ответственность. Есть примеры эффективного перевоспитания за счет введения в малых коллективах коллективной ответственности за честность коллег. Примеры дают Тайвань и Грузия, где вся смена работающих вместе таможенников подлежит увольнению, если взятку принял один. В Нью-Йорке полицейский при поступлении на работу по жребию выбирает себе двух коллег, о поведении которых он еженедельно обязан составлять рапорт. И если он знает о противоправных действиях коллеги, но не доложил, то пойдет за недонесение под суд.

Могут быть предложены и другие эффективные методы перевоспитания народа. Надо только понимать: как без освоения навыков профессии не найти себе хорошую работу, так и без изменения правил жизни нашему народу не выбраться из экономического болота. Надо изучать и копировать институты развитых стран. Другого пути нет.












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Взгляд за горизонт
17 ДЕКАБРЯ 2018 // ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ
Мне предложили поделиться своим мнением на две темы: Прекрасная Россия будущего и путь к ней (за горизонт). Я решил сделать это одним текстом, потому что рассуждения будут переплетаться. Сразу оговорюсь, что, с одной стороны, лучше использовать апробированные рецепты, но с другой — отсутствие в России прочных демократических и правовых традиций позволяет избежать прохождения того «лабиринта» социально-политических решений, на которые оказались обречены другие страны, действующие в инерции своих традиций.
Местное самоуправление – двигатель шведского прогресса?
12 ДЕКАБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Истоки шведской модели государства восходят еще к XV в., когда в скандинавских странах происходили жестокие конфликты между аристократией, королевской властью и городами. Сравним: в Дании (как и в России, и во многих европейских странах) крестьянам в ту эпоху было запрещено иметь оружие, и несколько веков Дания оставалась классическим феодальным государством. А в Швеции, возможно, сыграли свою роль традиции викингов, крестьянство было настолько сильным, что феодалам не удалось его разоружить.
Проблема диалога власти и бизнеса. Что делать?
28 НОЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Специалистами «Левада-Центра» совместно с Московским Центром Карнеги недавно проведено исследование, являющееся попыткой диалога бизнеса с властью. Это совсем непросто. Сегодня на первый план выдвинулась группа привилегированных, объединенных личными связями чиновников и близких к власти «предпринимателей». Фактически они рассматривают экономическое пространство России как среду для неограниченного собственного обогащения, что делается нерыночными методами и чаще всего в ущерб развитию страны. Интересы этой группы олигархов призвано защищать щедро финансируемое «сословие» силовиков, обладающее де-факто почти неограниченным набором прав и существенными привилегиями.
Реформировать правоохранительную систему России!
25 НОЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россияне в большинстве своем не доверяют полиции. Об этом говорят социологические опросы: всего 31% жителей России чувствуют себя уверенно при ответе на вопрос об ощущении безопасности в городе или местности, где они проживают. Для сравнения: в Эстонии и Чехии в безопасности себя чувствуют 60% населения.[i] Наш показатель один из самых низких в мире, что свидетельствует о крайней неэффективности работы полиции.
Пенсионные системы четырех государств. Сравним!
14 НОЯБРЯ 2018 // НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА
Первое, с чего надо начать, так это признать, что наша пенсионная система очень неустойчива. Уже после развала Советского Союза система меняется пятый раз, и всерьез. Надо разобраться, почему же после очередной реформы ситуация только ухудшается. Сравним с пенсионными системами в других странах, чтобы понять, что же у нас не так. Возьмем Норвегию. Она проводила пенсионную реформу целых 8 лет. В 2001 году была собрана пенсионная комиссия, которая рассмотрела все предложения. Эти предложения обсуждались обществом, высказывались «за» и «против», и только в 2009 году был принят закон об основах пенсионной системы Норвегии, который работает до сих пор
Чем окончится русский «праздник санкций»
7 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ЦИПКО
Я, честно говоря, не понимаю, за что уволили саратовского министра занятости Наталью Соколову. Не она решила, что в прожиточном минимуме пенсионера не должно быть денег на мясо, что, если русский человек будет есть только макароны и перловку, то он будет и стройнее, и духом крепче. Разве можно обвинять человека в том, что она как практик, как человек, далекий от политики, показала на цифрах, на пальцах, как можно реализовать в жизни философию «крымнашевской» России. Философию, согласно которой русский человек только тогда будет русским патриотом, когда он будет «жить при минимуме материальных благ» и как православный человек будет вести аскетический, «монастырский» образ жизни. Ведь провидец Владимир Якунин еще до появления «крымнашевской» России, еще в нулевые, в проклятые, как сейчас принято говорить, «тучные годы», привлек десятки, а может быть сотни «обществоведов-патриотов» к пропаганде «жизни без мяса» с «затянутым поясом».
Как сделать Конституционный суд независимым и эффективным?
30 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по материалам прессы О необходимости разделения властей, о системе сдержек и противовесов, которая не позволяет сконцентрировать власть в руках авторитарного властителя написано немало книг и статей. Но, как оказалось, разделения мало. Нужен надзор за его исполнением. Во многих развитых странах в последние годы сформированы специальные институты конституционного надзора за взаимодействием ветвей власти, регионов и центра, за соблюдением неотъемлемых прав человека. 
Гражданской войны в 1993 г. избежали. И что сделали?
24 ОКТЯБРЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Давайте обсудим, какие реформы власть после 1993 года провела, а какие не смогла или не захотела, что и привело к нынешнему дикому социальному расслоению, стагнации экономики, самоизоляции страны от развитого мира и подавлению гражданских свобод.  Для модернизации страны авторитарная власть – это хорошо или плохо? При проведении назревших, но не одобряемых населением болезненных экономических реформ – вроде бы хорошо. Ведь в стране с сохранившимися монархическими традициями народа, сотни лет жившего в условиях крепостного права и после 70 лет диктатуры коммунистов, назревшие реформы не могут быть инициированы «снизу». Мы не средневековая Франция или Англия, где необходимые преобразования вынашивались в массах предпринимателей и крестьян десятилетиями и дали толчок реформам.
За и против коммунизма
18 ОКТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Кадры решают все
1 ОКТЯБРЯ 2018 // ВИКТОР ШЕЙНИС
Наблюдая за деятельностью своего предшественника сначала издали, а потом постепенно приближаясь к трону, Путин твердо усвоил, что высокие рейтинги – вещь зыбкая и преходящая, что не только на них зиждется власть. Для выработки, а затем и реализации курса практической политики требовалась команда. Ее формированием он начал заниматься, находясь еще на подступах к президентству. «Путин благодаря своей восприимчивости легко входит в любую систему людей, даже в совершенно новых для него условиях, – пишет один из его биографов. – У него очень хорошо развита интуиция, которую он использует в ходе подковерных игр».