Что делать?
25 ноября 2017 г.
Латвия: опыт противодействия коррупции при финансировании партий
13 МАРТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Любой россиянин понимает, что без внешнего финансирования перспективы партии на выборах сомнительны. Если правящие партии еще могут рассчитывать на административный ресурс, то независимые должны изыскивать источники для оплаты печати листовок, изготовления билбордов, командировок, аренды залов и офисов, радиоаппаратуры для митингов. Это требует немалых средств, но самим россиянам очень не нравится платить большие партийные взносы и делать пожертвования. Даже в кассу тех партий, чьи программы они разделяют. Этим пользуются олигархи, которые выделяют партиям крупные суммы за место в списке, дающее иммунитет от уголовного преследования. Финансовый патронаж партии позволяет им играть важную роль при принятии партией политических решений. Это искажает волю избирателей, профанирует саму идею народовластия. Но с этим мирятся даже в партиях либерального толка.

Нечто подобное происходило и в Латвии. В 1990-х при переходе Латвия к рынку некоторые бизнесмены, пользуясь связями и опираясь на государственные активы, правительственные контракты и возможность влиять на принимаемые властями решения в финансовой сфере, активно вытесняли своих конкурентов. Самыми заметными были три олигарха — Айварс Лембергс, Андрис Шкеле и Айнарс Шлесерс, — влиятельные фигуры в крупных политических партиях правого толка. До 2011 года как минимум одна из этих партий всегда входила в правящую коалицию в парламенте Латвии.

Олигархи умело конвертировали свои доходы в общественную поддержку, создали разветвленные сети влияния в правительстве, СМИ и бизнесе, запугивали чиновников и журналистов, заставляя закрывать глаза на их деяния. Всемирный банк, изучая экономические и политические проблемы Латвии, рекомендовал ей для противодействия «захвату государства» создать полномочный орган по борьбе с коррупцией по образцу Независимой антикоррупционной комиссии Гонконга.

К началу нового века политическая элита Латвии определилась с целью — вступлением в ЕС. Однако в Европейском союзе не было места государству, где сохраняются советские квазифеодальные номенклатурные традиции: извлечение коррупционной ренты из служебного положения, трепетное отношение к указаниям начальства, которые всеми, в том числе судом, ставятся выше закона. Впрочем, многие из власть имущих тех лет не хотели реального противодействия коррупции, не стремились к честной конкуренции в политике и экономике. Им, как это сегодня происходит в России, нужна была лишь их видимость. Естественно, они противились созданию влиятельного антикоррупционного ведомства.

И все же в 2002 году такое ведомство — Бюро по противодействию и борьбе с коррупцией (КНАВ) — было учреждено. Оно получило полномочия вести расследования, в том числе посредством работы агентов под прикрытием, проводить операции с «ловлей на живца», прослушивать телефонные переговоры и т.п. KNAB подчиняется премьер-министру Латвии. Кабинет министров имел право назначать и (при наличии юридически обоснованных причин) увольнять главу KNAB, но это требовало утверждения парламентом.

Одной из первых задач KNAB стала борьба с коррупцией в судах, где могущественным людям, уличенным в коррупционных деяниях, регулярно выносились мягкие приговоры. Бюро разоблачило случаи подкупа судей и прокуроров. Разразился скандал, виновные понесли наказание, а судьи по делам о коррупции стали выносить суровые приговоры.

Вскоре вокруг KNAB разгорелся политический кризис. Было предложено назначить директором опытного следователя Юту Стрике. Когда парламент отверг ее кандидатуру, премьер-министр Эйнарс Репше назначил Стрике и.о. директора. Это повлекло за собой падение правительства Репше. Последующие три премьер-министра Латвии были уже из партий, финансируемых олигархами. После отстранения Репше от власти партии, связанные с олигархами, укрепили свой контроль над политической жизнью Латвии, что поставило перед KNAB новые проблемы. Премьер Индулис Эмсис назначил директором KNAB правоведа Алексея Лоскутова. Лоскутов говорил: «Очевидно, советники [правящей коалиции] предложили меня как ученого-теоретика, которым более-менее легко управлять». Но Лоскутов проявил себя как сильная фигура: например, отказался отменить штраф, наложенный за нарушение закона на партию премьер-министра.

Под руководством Лоскутова KNAB в 2004-2007 годах провело ряд громких расследований, изобличив в коррупции трех вышеназванных влиятельных олигархов. Парламент, принимая закон о KNAB, наделил его уникальной обязанностью — проверять, соблюдаются ли финансовые ограничения в ходе избирательных кампаний. Это полномочие оказалось решающим в борьбе с коррупцией: бюро постаралось остановить денежные потоки, которые способствовали «захвату государства» влиятельными финансовыми группировками. В целом KNAB удалось преуспеть в предотвращении коррупции, особенно при проверках финансирования партий.

В 2007 году премьер-министр Айгарс Калвитис попытался ограничить деятельность KNAB и сместить Лоскутова. Но в связи с массовыми протестами ушло в отставку правительство самого Калвитиса.

В 2008 году в самом KNAB было выявлено хищение, что дало формальное основание сместить Лоскутова. Был назначен новый директор KNAB — Нормунд Вилнитис. Он вскоре обвинил заместителя директора Стрике и следователя Вилкса в нарушении субординации и некомпетентности. Однако ветераны бюро продолжали расследования втайне от директора. И в 2011 году KNAB провело обыски и аресты по так называемому делу олигархов. Ставшие известными факты вызвали гнев граждан. В итоге парламент уволил Вилнитиса. В том же году был сформирован новый состав парламента, ни одна из «партий олигархов» не вошла в правящую коалицию.

С этого времени у KNAB появилась возможность добиваться изменения законодательства. Самой смелой реформой стал закон, обязывающий всех резидентов Латвии декларировать имущество стоимостью более 18,5 тыс. долларов. Создание на основе таких деклараций исходной информационной базы активов граждан позволяет легко выявлять приросты активов, вызывающие подозрения в коррупционных доходах. 

Дайджест по материалам СМИ Латвии

Фото ТАСС/PHOTAS/DPA












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В ловушке локального максимума
20 НОЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ МОВЧАН
Миллионы пенсионеров в основном состоят из тех, кому на рубеже 90-х было 35 – 45 лет. Это были состоявшиеся в советской системе люди, уже не готовые в силу возраста менять парадигмы и профессии. Именно их в массе 90-е оставили на овсяной каше и воде на несколько лет, отобрали даже те малые доходы, которые они имели при социализме, заставили резко снизить свой социальный статус, унизили их, заставив все время чувствовать свою вину за то, как они жили до 1991 года. В нынешней системе они видят возврат к «разумному социализму», который оправдывает их прошлое и, одновременно, защиту от неопределенности и унижения 90-х годов.
Гражданский долг россиян сегодня
13 НОЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
В чем состоит гражданский долг россиян сегодня? В том, чтобы спасти «русский мир» от перспективы отсталости, нищеты и вырождения, преодолеть традиционное холопское сознание, надежду на доброго царя-президента, сделать народ хозяином своей жизни. Подобно тому, как стали хозяевами на своей земле шведы и финны, научившиеся на деле контролировать свою бюрократию. Надо самим отвечать за то, что происходит вокруг. А для этого изменить свой менталитет, политическую систему, правоприменительную практику, заставить чиновников служить, не наживаясь. Отсюда следует практическое понимание гражданского долга – мирными средствами добиваться таких реформ, которые создадут условия для притока иностранных инвестиций и связанных с ними высоких технологий. Уйти от самоизоляции России.
Вера в «доброго царя» или президента: истоки
5 НОЯБРЯ 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ
Российское общество и в наши дни по традиции остается не эмансипированным от власти. Монархическая традиция, наивная русская вера в «доброго царя», ожидание Вождя, Хозяина, Лидера во многом преобладают в сознании народных масс вплоть до наших дней. Точка опоры у большинства россиян вынесена вовне, связана с верховной государственной властью. В России в отличие от стран Запада исторически сложился тип общественной системы, для которого характерны «перевернутые» отношения собственности и власти: в его основе лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Почему?
Ты гражданином быть обязан!
30 ОКТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
Большинство россиян хотят быть подальше от политики. Мол, мы люди маленькие, меньше возникаешь – дольше проживешь. Жили бы они в древних Афинах, их бы точно наказали атимией – публичным бесславием, бесчестием, презрением, лишением прав гражданского состояния. Человек, подвергшийся атимии, не имел права выступать в Народном собрании, занимать должности, служить в армии, участвовать в Олимпийских играх. Столь суровой была кара за неучастие в политике. Закон требовал, чтобы во время волнений и междоусобиц граждане примыкали к одной из борющихся партий.
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.