Армия. Призывная или нет
22 февраля 2018 г.
Лишь бы не устроили войны
23 ФЕВРАЛЯ 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
ТАСС

Свою 99-ю годовщину (согласно советской хронологии, ныне горячо одобряемой Кремлем) наши Вооруженные силы встречают под оглушающий гром побед. Где-то там, в далекой Сирии, взят Алеппо, и вот-вот в результате военных успехов мы надолго обеспечим длительное пребывание тов. Асада-сына у власти. Гибель (официально подтвержденная) трех десятков военных конечно же не идет ни в какое сравнение с этими замечательными геополитическими достижениями Кремля на Ближнем Востоке. В конце концов, если говорить о погибших героях, это же их профессия была Родину защищать (о чем нам много раз сообщит по разным каналам телевидения Василий Лановой). Пусть и на очень-очень дальних, определенных Путиным В.В. рубежах.

Мало того, что российская армия замечательно точно бомбит сирийских террористов. Она разворачивает все новые соединения в свободно присоединившемся (не без помощи очень вежливых и очень зеленых людей) Крыму. В отчетный период там были установлены средства ПВО, которые надежно защитят Сочи от американских ракет, которые, как придумал российский Генштаб, угрожают нашей главной ценности. А еще на западе страны развернуты четыре дивизии и танковая армия. Остается только гадать, как это удалось Генштабу, при том что численность Вооруженных сил увеличилась всего на 10 тысяч человек, что составляет численность всего одной, а не четырех дивизий.

Подведомственный народ пребывает, как утверждают социологи, от всего этого в перманентном патриотическом восторге и просто изнывает от желания послужить Отечеству (при этом остается загадкой, почему вот уже два года никак не удается выполнить строгий приказ Верховного главнокомандующего о доведении общей численности Вооруженных сил до миллиона человек). Оглушенные громом побед российские начальники соревнуются в том, чтобы покруче унизить «пиндосов». Вице-премьер Дмитрий Рогозин обещает, что российские ракеты «разорвут» американскую систему противоракетной обороны. Министр обороны Сергей Шойгу сначала отчитал своего американского коллегу Джеймса Мэттиса за обещание разговаривать с Москвой «с позиции силы». А потом оттянулся на британском министре обороны Майкле Фаллоне, который, по сообщениям печати, рекомендовал «медведю не протягивать лапы к Ливии». Шойгу немедленно медвежьи амбиции защитил: «Ну, если продолжать “звериную” тему... Что у них на гербе, лев, кажется? Есть такая старая пословица: все львы — кошки, но не все кошки — львы. Пусть каждый разбирается в своих делах сам. И мы не думаем, что в их зоопарке вырос зверь, который может указывать медведю».

К празднику начальники, понятное дело, отчитались о замечательных успехах в военном деле. При этом они по-прежнему даже не пытаются хоть как-то согласовать свое вранье. Так, председатель комитета Думы по обороне генерал Владимир Шаманов сообщает: «Уверенно рассчитываем к 2021 году довести оснащение стратегических ядерных сил современными образцами до 72 и более процентов, что обеспечит поддержание потенциала ядерного сдерживания на требуемом уровне». В тот же самый день министр обороны, подергав за усы «британского Леву», поведал о намерении «до конца 2020 года довести оснащённость стратегических ядерных сил современным вооружением в целом до 90%».

Впрочем, отныне Москва пугает злокозненный Запад не только своей ядерной мощью. Начальники один за другим (явно согласовав заранее — чего не удалось сделать по вопросу обновления ядерных арсеналов) сообщили, что в скором будущем Москве удастся осуществлять сдерживание с помощью неких «стратегических неядерных сил». О чем конкретно идет речь, можно только догадываться.

Всего за три года российские взгляды претерпели стремительную метаморфозу. Летом 2013-го Кремль с возмущением отверг предложение тогдашнего президента США о дальнейшем, ниже лимитов Договора СНВ, ядерном разоружении. Коварные американцы, уверял нас тогда Дмитрий Рогозин, готовят «мгновенный глобальный удар». Стратегические носители, баллистические и крылатые ракеты, вооруженные обычными, неядерными боеголовками, уничтожат первым ударом ядерный арсенал России, разъяснял вице-премьер. Но так как это не будет сопровождаться серьезными разрушениями и радиоактивным заражением, Вашингтон может рассчитывать, рассуждал Рогозин, что в Кремле не хватит политической воли нанести ответный удар. И вот теперь, благодаря загадочным успехам в создании военной техники, в Москве считают, что сами вдруг обрели способность к мгновенному глобальному удару.

И тут-то начинается самое интересное. США в отличие от России никогда не говорили о том, что готовность к мгновенному глобальному удару обеспечивает «неядерное сдерживание». Потому что с самого начала было очевидно: атака неядерными средствами против ядерной державы может быть использована только в первом обезоруживающем ударе, то есть при агрессии. Вашингтон говорил о мгновенном глобальном ударе лишь применительно к атаке против террористов или государства-изгоя, вдруг начавшего угрожать оружием массового уничтожения. В Кремле считали это лицемерием, но, по крайней мере, это было логично. Если Москва вдруг заговорила о «неядерном сдерживании» применительно к США, это по логике, скорее всего, и должно означать угрозу нанесения первого удара. То есть сейчас российское военное ведомство повторяет ровно то, что еще недавно приписывало Соединенным Штатам.

Это выглядит довольно опасно в нынешних обстоятельствах. Москва привыкла за годы правления Обамы, что любой намек на повышение ставок в ядерном противостоянии позволяет решать конфликты в свою пользу. Трамп продемонстрировал: хитросплетения теории сдерживания ему вовсе неинтересны, последний Договор СНВ он считает невыгодным. Именно поэтому возникла необходимость напугать Вашингтон чем-то еще. И вот в преддверии Дня защитника Отечества российские военные руководители стали как заведенные твердить о перспективах «неядерного сдерживания».

Главная проблема российской армии заключается сегодня в том, что она, с точки зрения Кремля, представляет собой главный внешнеполитический инструмент в руках российских руководителей. Поэтому на нее грузят все новые и новые задачи. Действуя в Сирии, она должна была обеспечить преодоление международной изоляции, которая возникла из-за действий Москвы на Украине. Теперь российские начальники повышают ставки в «сдерживании», желая заставить Вашингтон сесть за стол переговоров. В этой ситуации может понадобиться и небольшая победная демонстрация силы где-нибудь на периферии. Например, в Ливии.

Как раз сегодня, когда только из утюга не звучат пылкие речи о российской военной мощи, хочется пожелать всем нам, жителям России, как военным, так и гражданским, чтобы начальство, решая свои задачи, не затеяло новую небольшую войнушку, которая может перерасти черт знает во что…



Фотография ТАСС















  • Сергей Цыпляев: Либо мы – наследники России, и тогда надо смотреть на глубокие корни. Либо мы ведём отсчёт нашей истории от советского времени.

  • «Ведомости»: Образ «непобедимой и легендарной» армии, созданный советским кинематографом, возвращается в российскую действительность

  • Zmtri Slk: это не армия, это банда людей с автоматами, от которых никогда не знаешь, чего ожидать. Роман Козак: Только в сравнении становится понятно, как сильно изменилась наша армия!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Страна победившего милитаризма
22 ФЕВРАЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
К столетнему юбилею российская армия, которая, подобно отечественным спецслужбам, предпочитает вести свою историю от первых дней советской власти, пришла в блеске побед и под гром литавр. Можно не сомневаться, что на всевозможных торжественных заседаниях многозвездные начальники будут долго и с удовольствием перечислять бессмысленные проценты, на которые возросло количество современной военной техники и возросла боеготовность Вооруженных сил. Хорошо бы, чтобы вопреки обыкновению, генералам удалось невозможное –  согласовать цифры, которые они сообщают восторженной общественности.
Прямая речь
22 ФЕВРАЛЯ 2018
Сергей Цыпляев: Либо мы – наследники России, и тогда надо смотреть на глубокие корни. Либо мы ведём отсчёт нашей истории от советского времени.
В СМИ
22 ФЕВРАЛЯ 2018
«Ведомости»: Образ «непобедимой и легендарной» армии, созданный советским кинематографом, возвращается в российскую действительность
В блогах
22 ФЕВРАЛЯ 2018
Zmtri Slk: это не армия, это банда людей с автоматами, от которых никогда не знаешь, чего ожидать. Роман Козак: Только в сравнении становится понятно, как сильно изменилась наша армия!
Сезон охоты за пушечным мясом
15 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В громе военных побед, который безостановочно гремит в нашей необъятной Отчизне, стал отчетливо слышен дребезжащий звук, явная фальшивая нота. Только что заместитель председателя Комитета Госдумы по обороне Герой России Андрей Красов внес законопроект, кардинально меняющий систему отдачи долга Родине, то есть службы в армии по призыву. Депутат предлагает отказаться от практики, когда каждый призывник считается таковым только после того, как ему под роспись была вручена повестка военкомата. Законопроект, получивший в целом одобрение правительства, предлагает рассылать повестки по почте заказными письмами.
Прямая речь
15 ЯНВАРЯ 2018
Сергей Цыпляев: К сожалению, мы очень тяжело переходим на нормальные материальные и моральные стимулы, вместо этого свято верим в приказ и принуждение. Отказаться от этого очень сложно.
В СМИ
15 ЯНВАРЯ 2018
«Ведомости»: В Госдуму внесен законопроект, делающий необязательным личное вручение повестки в военкомат
В блогах
15 ЯНВАРЯ 2018
AnatoliGreen: И наконец то тысячи добровольцев отправится на мясо в чужие страны за миллиарды Вексельбергов и прочей "элиты" будут днём и ночью патриотично штурмовать военкоматы!  
Сколько солдат в России?
26 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На днях главный начальник страны вдруг начал противоречить своим генералам. И даже отчасти себе любимому. На встрече с членами команды WorldSkills Russia, победившими в чемпионате по рабочим специальностям, президента спросили, нельзя ли создать для них альтернативную службу, позволяющую тренироваться. В ответ Путин неожиданно заявил: «Мы должны иметь в виду, что мы постепенно уходим вообще от службы по призыву». При этом он посетовал, что бюджетные ограничения замедляют, но пообещал, что она будет продолжаться и дальше: «Так что пройдет небольшое время, когда вообще этот вопрос будет неактуален». 
Прямая речь
26 ОКТЯБРЯ 2017
Виктор Литовкин: Сейчас служат примерно 350 тысяч профессионалов и 250 000 срочников. Так что полный переход на контрактную службу возможен, хотя этого не стоит ждать в ближайшее десятилетие.