Что делать?
24 сентября 2018 г.
Бюрократия как угроза
2 МАРТА 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

 

Бюрократия как социальная группа представляет угрозу интересам широких слоев населения. Если поинтересоваться у людей на улице: «В чем состоят интересы чиновника?», то они, скорее всего, ответят» «Урвать!» Многие (не все!) чиновники и наемные менеджеры не откажутся от взятки или отката, действуя в ущерб государству или фирме. Что-то улучшать, совершенствовать в производстве они будут, но лишь под давлением либо за хорошую премию.

У рабочих интерес другой – хотят, чтобы нормы выработки были ниже, а расценки как можно выше. Снижение себестоимости продукции и рост производительности труда их не волнуют.

Положение предпринимателей, ученых и изобретателей, по сравнению с другими социальными группами — уникальное. Предприниматель, если он не допущен к «распилу» бюджета, выжить в конкурентной борьбе может, лишь внедряя новые технологии, повышая качество продукции и производительность труда, создавая новые товары. Выходит, что он, наряду с ученым и изобретателем и есть двигатель прогресса. Причем его моральный облик, отношение к жене и детям — неважно. Предприниматели вместе с учеными и изобретателями обеспечивают экономический рост и повышение уровня жизни нам всем. Многим рабочим и служащим этот вывод не нравится, но такова правда жизни.

Предположим, что директору государственного предприятия поручено закупить новые станки. Одна фирма предлагает надежное оборудование, но платить директору откат наотрез отказывается. У другой станки похуже, но откат она готова дать. Какую фирму выберет директор? Обычно люди отвечают: все люди блюдут свой интерес, и если есть шанс, что об откате никто не узнает, то, скорее всего, директор выберет второй вариант.

В частной компании есть собственник, который заинтересован проконтролировать и при необходимости выгнать корыстного снабженца. А в государственной деньги ничейные, «принадлежат всему народу», в ней нет конкретного лица, который лишится денег лично. В рациональном расходовании государственных средств материально не заинтересованы ни директор предприятия, ни начальник департамента, ни министр. Государственная собственность беззащитна, это ее ахиллесова пята.

Поэтому воры и жулики «пилят» чаще всего казенные деньги. Конечно, воровство бывает и в частных компаниях. Экономисты употребляют термин «агентские потери», они связаны с тем, что управляет предприятием не сам собственник, а его агент — начальник производства или цеха. Однако воровства в частных фирмах намного меньше, ведь там ему противостоят интересы собственника.

У предпринимателя психология рисковая, авантюрная. Увидев возможность заработать, он вкладывает силы и деньги в бизнес, в проекты, но может и прогореть. Предприниматели — исключительно ценная категория людей. В любом обществе их мало, не более нескольких процентов. Нередко, даже став очень богатыми (хватит на многие поколения роскошной жизни), предприниматели не останавливаются, потому что им интересен сам процесс поиска новых бизнес-решений!

Подойдем с другой стороны. Науку развивают ученые, изобретатели, инженеры, технологи. Творить новое — их увлечение, их страсть. Но создать новое в лаборатории — мало, надо наладить его массовое производство. Это дело предпринимателей. Они — те же изобретатели, но работают не с железками, а с работниками, деньгами, технологиями. Самые предприимчивые из них без денег новое предприятие не построят, технологии не внедрят. А своих средств на это им чаще всего не хватает. Поэтому предприниматели вынуждены развивать бизнес на привлеченные или заемные средства, то есть за счет банковских кредитов или продажи акций и облигаций. Банки выдают кредиты из тех денег, которые граждане положили на депозиты. Получается, что значительная часть населения, простые граждане, в условиях капитализма тоже являются двигателями прогресса. В этом главное отличие капиталистического общества от феодального (в том числе его советской разновидности).

Предприниматели думают о том, что надо сделать, чтобы фирма приносила больше прибыли, как снизить затраты, произвести и продать больше товаров. Поиск ведут миллионы людей, и эффект этой предприимчивости потрясает. Именно предприимчивости бизнесменов европейские страны, США, Япония, а теперь и Китай обязаны резким ростом производства в последние столетия. Именно этим объясняется, почему производительность труда немца в три раза выше, чем у россиянина, а о качестве и говорить не приходится. Но задумаемся, а входит ли развитие конкуренции — экономической и политической — в круг интересов чиновников? Психология чиновника в корне отличается от психологии предпринимателя. Чиновник в идеале должен действовать по правилам, но фактически смотрит в рот начальству. Для него всякая конкуренция — зло. А связи, надежная «крыша» — вот истинная ценность!

Частная собственность на средства производства прокладывает дорогу к лучшей жизни не только предпринимателям и изобретателям. Своим желанием произвести больше товаров лучшего качества с меньшими затратами эти люди делают богаче жизнь всем нам. Обилие произведенных товаров ведет к снижению цен и росту покупательной способности. А работа на успешных предприятиях гарантирует людям наемного труда высокую зарплату.

300 лет назад сбережения можно было вложить только в недвижимость, золото, бриллианты. Банков и акционерных обществ не было, не было и денег на строительство предприятий. Разве что за счет царской казны, и то мало. Теперь каналы финансирования предпринимательства налажены. Все упирается в то, сколько свободного капитала в стране, каков уровень сбережений населения. Там, где он высокий (в Китае он достигает 50% доходов граждан), высок и уровень инвестиций. И все это благодаря простым гражданам. Они и есть по существу капиталисты, владельцы капитала. Впрочем, большинство мелких вкладчиков банков об этом даже не догадывается. Капиталистом назовут того, у кого на депозите миллион.

Когда в России большевики упразднили частную собственность, то они лживо продекларировали, что отныне землей и имуществом будет владеть все общество. Но в жизни вопрос стоит так: кто — свободный человек, царь, генсек или их чиновник будет решать, кому что положено, кто может есть хлеб, а кто ананасы, кто будет жить в роскошной «сталинке», а кто в бараке? Чиновники при любой форме «обобществления» и сегодня являются фактическими собственниками казны. Как признавал Ленин «государство — собственность бюрократии». Вывод: чем меньше государственной собственности, тем больше свободы, тем лучше условия для развития и конкуренции, тем выше жизненный уровень населения.

Во всем мире частные компании работают эффективнее государственных. И понятно почему — акционеры заинтересованы в приумножении капитала. Они контролируют и стимулируют менеджеров. В государственных компаниях (или компаниях, где государству принадлежит большой пакет акций) за менеджерами такого пригляда нет, там деньги государственные, значит — «ничьи». Никто не мешает управленцам разного уровня набивать свой карман. В госкомпаниях чаще имеет место коммерческий подкуп, там откаты, взятки, коррупция. Простые люди должны осознать, что экспансия государства, засилье бюрократии с ее невыполнимыми обещаниями касается их непосредственно — это удар по их заработкам, по их мечтам и желаниям.

Тогда возникает главный для России вопрос: кто сегодня определяет стратегию развития страны — предприниматели, ученые, простые граждане? Нет, ее определяют вороватые чиновники, «новые дворяне», имеющие доступ к бюджетным деньгам, к собранным с нас налогам. Живущие на распилы, откаты, взятки, использующие свое властное положение. Изменить это — задача россиян. Без этого мы не станем развитой страной.

Власть любого чиновника опасна. Хоть служащего муниципалитета, хоть министра. Людям свойственно стремление обогатиться и не всегда мораль и совесть этому в силах помешать. Власть людей развращает и поэтому ее надо контролировать, ограничивать и сдерживать любыми способами. Конституция, закон, разделение властей и независимый суд, право на частное обвинение и на защиту в суде общественных и групповых интересов — все это выражает глубокое недоверие людей к власть предержащим. На смену архаичной средневековой преданности царю, генсеку, президенту и его наместникам должно прийти устойчивое недоверие к власти. Это недоверие должно стать стержнем новой русской культуры. Только это даст нам шанс войти в число развитых стран.

Французский историк и социолог Ален Безансон отметил, что в российской  истории сменяются периоды, которые можно условно назвать «военным коммунизмом» и «НЭПом». В первый период бюрократия берет на себя тотальный контроль над всеми ресурсами и распределяет их в своих интересах. Увеличиваются расходы на госаппарат и армию, раздувается истерия «осажденной крепости», строится автаркическая военная мобилизационная экономика. Этим бюрократия истощает общество до предела, после чего происходит переключение в другой режим – «НЭПа».

Дается свобода общественной и частной инициативе, энергии общества. Появляются товары, начинается иная жизнь. Но никуда не исчезнувшая бюрократия со временем берет реванш, кладет конец свободам и начинает новый цикл огосударствления.

За этими периодами стоят разные типы элит и институтов. В первом — экспроприирующие и перераспределяющие, насаждающие соответствующую имперскую культуру. Во втором — институты рынка, предпринимательства, гражданского общества. За последнее столетие Россия пережила несколько таких циклов, и мы понимаем, в каком периоде сегодня живем. 

Аппетиты чиновников, отнимающих у людей в виде налогов ими заработанное, бьют по нашим интересам. Непомерные налоги не только лишают средств семьи простых людей, но и ограничивают возможности предпринимателей, работающих нам во благо. Надо помнить, что все, что делает государство — строительство мостов, субсидии библиотекам и музеям, пенсии — оно делает за счет взимаемых с нас налогов. Мы просто не видим, не осознаем, что из-за этого лишились не построенных нами квартир, не купленной нами одежды, не созданных предпринимателями новых рабочих мест. Деньги посредством налогов государство забрало у нас, потратило, а мы, скорее всего, использовали бы их лучше, чем государственные чиновники.

 Если бы налоги были еще больше, смогла бы частная компания построить тоннель под Ла-Машем? Смогла бы частная компания спроектировать и запустить космический корабль «Дракон»? А ведь себестоимость его производства в 100 раз ниже, чем у государственного космического агентства США!

В Норвегии нефть добывают частные компании, а продает лицензии, собирает плату за добычу и складывает ее в Фонд будущих поколений государственная компания Статойл. Но только продает лицензии и складывает деньги под контролем парламента! Добывать нефть норвежцы ей не доверили! 

*  *  *

Разумеется, есть сферы, где без чиновников не обойтись. Не обойтись и без сбора средств в складчину через налогообложение. Если надо построить новую дорогу, то неразумно жителям ждать, пока бизнесмены соберутся вложиться в платную дорогу. Проще построить ее за счет средств местного бюджета. Но и здесь — большая разница в подходах. Одно дело поручить строительство дороги муниципальному стройтресту, а другое — отобрать  по конкурсу частную компанию и поручить строительство ей. Построят дешевле и лучше.

Задача государства — защищать своих граждан от агрессоров и от тех, кто  ворует, мошенничает, не исполняет договор, насилует, грабит и убивает. Но если государство в лице чиновников и парламентариев берет на себя все новые функции, нарушая их интересы, права и свободы, то оно просто грабит людей. Под разными благовидными предлогами и программами чиновники и парламентарии увеличивают налоги. И хотя при этом говорится много красивых слов, подлинная цель, как правило, состоит в том, чтобы было легче «пилить» бюджет, обогащаться и кормить своих родственников и друзей.

Эта корыстная активность бюрократии по душе многим отсталым неквалифицированным, плохо образованным гражданам. Зависть склоняет таких людей поддерживать уравниловку, пусть формальную. Они предпочитают жить в нищете, но у всех зато поровну. Не только Россия, многие народы оказались в ловушке подобных архаических народных чаяний, в их государствах вводятся высокие налоги, в карманы лентяев и бездельников перераспределяются доходы предприимчивых и работящих. От этого «социализма» экономика хиреет, капитал утекает за рубеж, нищета становится нормой. 

Государство приносит ощутимую помощь людям, устанавливая законы и правила и наказывая за их неисполнение. Общество не может существовать без справедливости, что означает защиту прав на жизнь, свободу и собственность. Задача государства — обеспечить такую справедливость, то есть дать людям суд независимый и справедливый. Но все ли государства обеспечивают эту потребность?

 Государство играет исключительно ценную роль, развивая инфраструктуру или поддерживая науку. Но следует помнить, что чиновники любого уровня всегда готовы использовать власть в корыстных интересах, запустить руку в общую казну и обогатиться за счет простых граждан. Мы должны осознать: без бюрократии в современном мире не обойтись, но она крайне опасна. За ней нужен глаз да глаз!

 

 

 Фото: Вышинский Денис/ ITAR-TASS

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В стране победившего ресентимента
20 СЕНТЯБРЯ 2018 // МИХАИЛ ЯМПОЛЬСКИЙ
Дайджест статьи: Михаил Ямпольский. В стране победившего ресентимента // COLTA.RU. 6.10.2014 Изменение сознания широких масс россиян за последние десятилетия  внушает ужас. Происходит вулканический рост агрессивности  и отказ от признания реальности, погребенной под идеологическими фантазиями. Подобные явления обычно списывают на  обработку народа официальной телевизионной пропагандой. Это многое объясняет, но не все. Не любое общество можно распропагандировать в короткие сроки и до такого состояния. Чтобы пропаганда была эффективной, она должна соответствовать бессознательным устремлениям населения.
10 правил бюрократического выживания
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В современном обществе не обойтись без чиновников, без бюрократии. Это становится понятным, если представить граждан в роли акционеров своего государства. Да, акционеры – на фирме главные, они собственники. Но им приходится нанимать  профессиональных менеджеров, чтобы  управлять производственными процессами, сбытом и закупками. Без них не обойтись, но контролировать их надо очень жестко. Иначе все разворуют.
Какая дорога ведет к счастью?
30 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Условием человеческого счастья является достаток. Только достичь его можно по-разному. С древних времен достаток был у того, кто обладал властью или был близок к власти. А значит, мог обложить данью соплеменников  или покоренные племена. От трудолюбия, знаний, изобретательности и  предприимчивости толку было мало, все равно властвующие бандиты придут и  отберут. А вот владение оружием, умение одолеть врага насилием или  хитростью и умение обмануть доверчивых приносило власть имущим немалый доход. Эти  аморальные ценности прочно закрепились в культуре древних и отсталых народов. Кто был счастлив в богатстве: пришлые варяги-разбойники или славяне-земледельцы? Татаро-монгольские завоеватели или городские ремесленники? Царь с опричниками или рабы-крепостные?
Законность — базовая ценность либерализма
20 АВГУСТА 2018 // АРКАДИЙ ПРИГОЖИН
Трудно сосчитать число выпадов и проклятий в адрес «проклятых либерастов» на страницах официальной прессы. Порой даже трудно объяснить степень этой ненависти. Профессор, д.ф.н. А.И. Пригожин популярно объясняет ее причину: несовпадение культурных ценностей. У одних это приоритет права, законности, у других — верховенство последних указаний вождя, царя или падишаха. Либерализм и его социальная разновидность есть идеология. Идеология базируется на ценностях. Ценности можно разделить на идеалы и идеологемы. Идеалы — это ценности сами по себе. По отношению к ним невозможен вопрос «зачем?» Скажем, справедливость, здоровье, счастье и т. д.
На пути к Великой депрессии
14 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по статье Павла Усанова «Непреднамеренные последствия социального патернализма» Благими намерениями дорога в ад вымощена. Когда последствия ошибочных решений сказываются на жизни одной семьи, то для всего общества это незаметно. Но когда само общество, т.е. многие миллионы людей впадают в трагическое заблуждение, это приводит к тяжким результатам. Россияне, поверившие в коммунистическую утопию уравниловки с ее лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям», столкнулись с нищетой, тотальным дефицитом, Голодомором, террором ВЧК-НКВД и миллионами сгинувших в ГУЛАГе. Наивно думать, что это последняя большая ошибка в истории человечества. Нас ожидают непреднамеренные последствия от вмешательства государства в рыночные отношения (т.е. интервенционизма — деформирования властями рыночной экономики), от быстрого роста численности чиновников и влияния на нашу жизнь корыстной бюрократии.
Антикапиталистическая ментальность
13 АВГУСТА 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Дайджест по книге: Людвиг фон Мизес. Антикапиталистическая ментальность Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ — в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».
Менеджеры РЖД на повременке
3 АВГУСТА 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест статьи: Владислав Иноземцев. Два года по старым шпалам Россияне отличаются от других народов своим пристрастием к опеке государства, надеждами, что чиновники и их верховный управитель всех обеспечат, напоят, накормят и спать уложат. Однако эти мечты не сбываются, власти предпочитают тратить собранные с подданных налоги не на зарплаты и пенсии, а на свои дворцы и яхты, на подводные лодки и ракеты, войны и зрелища. Это нас не вразумляет, архаичную веру в «доброе» государство и царя-президента не расшатывает. С  иллюзиями, впитанными с молоком матери, расставаться тяжко и мучительно. Но придется, если мы не хотим повторить судьбу СССР и стать страной «четвертого мира». И помогут в этом аргументированные тексты ученых. Такие, как статья директора Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева «Два года по старым шпалам».
К чему приведет средневековая культура народа
30 ИЮЛЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Доходы России от запредельно высоких цен на нефть в 2001-2007 годах не были использованы для модернизации страны, для развития ее инфраструктуры. Некоторая часть пошла на рост зарплат россиян, что обеспечило поддержку президенту Путину. Но большая часть доходов ушла на прирост капиталов правящей клики. Уже к 2007 году девять человек из ближайшего окружения Путина, каждый из которых имел связи с высокопоставленными силовиками, возглавили компании, совокупный доход которых составил огромную сумму — 18% ВВП России. Если в развитых странах финансовый успех определяется внедрением высоких технологий и производством новых продуктов, то в России он зависит от связей, «крыши» со стороны президента и его министров.
Может ли Литва быть для нас примером?
23 ИЮЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. В Литве есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства. Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике. Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США.