Путин и общество
17 декабря 2018 г.
Кириенко замеряет поляну и вбивает колышки

ТАСС

Когда Сергея Владиленовича Кириенко сняли с антресолей, обтерли с него атомную пыль и поставили рулить будущими президентскими выборами Владимира Путина, многие эксперты гадали, на всю ли сферу внутренней российской политики распространится влияние нового (хорошо забытого старого) фаворита? Кстати, окончательный ответ на этот вопрос до сих пор не получен. Правда, формат очевидного вмешательство АП в реновационную интригу, затеянную московскими властями, позволяет нам говорить о том, что и некоторые бывшие рулевые этого направления до сих пор, что называется, «при делах». Я, разумеется, имею в виду спикера Госдумы Вячеслава Володина. Впрочем, вернемся к Кириенко.

В понедельник сетевое издание «Газета.ру» опубликовала заметку, из которой следует, что в Кремле в качестве одного из сценариев будущей президентской кампании разрабатывается и такой, при котором Владимир Путин в 2018 году будет выдвигаться на пост главы государства самостоятельно, а не от «Единой России». Хочу напомнить уважаемой публике, что по закону такой способ выдвижения на высочайшую государственную должность подразумевает гораздо более сложную многоступенчатую процедуру, чем в случае, когда ты являешься кандидатом от одной из парламентских партий. «Самовыдвиженцу» сначала необходимо заручиться поддержкой «группы избирателей» в составе пятисот человек, а затем минимум в сорока российских регионах собрать в каждом не менее семи с половиной тысяч подписей избирателей в свою поддержку. Понятно, что для ординарного претендента такой фильтр выглядит фактически непреодолимым. Но Владимир Путин, разумеется, не является ординарным претендентом. Тем более что этот фокус с выступлением как бы «поверх» политических партий он уже на заре своего славного президентства проделывал дважды – в 2000 и в 2004 годах. И нынче, и тогда аргумент в пользу такого варианта на поверхности и абсолютно тривиален – база поддержки Путина шире, чем у любой партии.

Другими словами, новость о том, что в Кремле разрабатывают и такой сценарий – никакая не новость. Любому, кто хоть чуть-чуть интересуется нашей внутренней политикой и не считает Кириенко совсем уж никчемным технологом, было понятно, что, скорее всего, в 2018 году Путин пойдет на выборы сам по себе. Тогда в чем смысл сейчас обсуждать эту банальную тему?

Мне представляется, что тут тоже не обошлось без Сергея Кириенко, который ни в коем случае не может допустить, чтобы сегодня в информационном пространстве тема предстоящих президентских выборах звучала исключительно в контексте перспектив совсем не того кандидата, блистательную победу которого он должен обеспечить. Пока Алексей Навальный в этой повестке занимает, безусловно, первое место. Потому что с его выдвижением связана главная интрига будущего цикла. Людям не интересно, зарегистрируют ли Путина в качестве претендента на пост главы российского государства. Они и так знают, что зарегистрируют. Сергей Кириенко прекрасно осознает, что подобного рода предопределенность крайне опасна, поскольку вычеркивает его претендента из актуальной предвыборной повестки. Совсем другое дело, как этот предвыборный сюжет будет развиваться в отношении Алексея Навального, который уже вовсю ведет свою предвыборную кампанию.

Кремлевский «вброс» про возможный будущий формат участия Владимира Путина в президентской гонке нельзя признать слишком успешным ходом в силу, как я уже говорил, его банальности. Но сам факт того, что Сергей Кириенко воспользовался таким примитивным приемом, свидетельствует о нервозности по поводу перспектив Навального, которая в Администрации очевидным образом нарастает. Там понимают, что окончательное решение по Навальному будет принимать сам Путин. Следовательно, однажды Кириенко все равно придется донести до сведения главы государства, что окончательный выбор стратегии его участия в кампании 2018 года во многом (если не полностью) будет зависеть от роли Алексея Навального в этой самой кампании. Другое дело, что совершенно не ясно, когда Сергей Кириенко решится завести с Путиным подобный разговор.  


Фото: Россия. Москва. 20 апреля 2017. Первый заместитель руководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко и президент РФ Владимир Путин (слева направо) во время заседания Российского организационного комитета "Победа" в Большом Кремлевском дворце. Михаил Метцель/ТАСС













  • Леонид Гозман: Она вела себя так... что способствовала тому, чтобы люди вели себя более достойно. Не трусили, не шли на сделку с совестью.

  • "Новая еазета": Столкнуть президента с Пономаревым у гроба Людмилы Михайловны лицом к лицу — было бы уж слишком для телекамер 1 канала, и тут охрана решила просто не рисковать.

  • Дмитрий Гудков: Я не буду говорить ни за кого, кроме себя. Завтра в 10 утра я приду в Центральный дом журналиста, не заполняя никаких анкет и не отчитываясь ни перед какими будущими губернаторами.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Приход охранника на государственные похороны
11 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Кончина Людмилы Алексеевой доставила немалые проблемы российским охранным службам. Главный начальник страны, который неоднократно общался с Людмилой Михайловной, вроде бы решил отметиться и на похоронах, которые де-факто превратились в государственные. С такими неизбежными атрибутами, как топтуны, рамки металлоискателей и снайперы на крышах. Путину-то что, сказал: «Желаю, чтоб…» — а дальше хоть трава не расти. А чинам из Федеральной службы охраны надо репу чесать, думать, как не только безопасность, но и душевный комфорт президенту обеспечивать.
Прямая речь
11 ДЕКАБРЯ 2018
Леонид Гозман: Она вела себя так... что способствовала тому, чтобы люди вели себя более достойно. Не трусили, не шли на сделку с совестью.
В СМИ
11 ДЕКАБРЯ 2018
"Новая еазета": Столкнуть президента с Пономаревым у гроба Людмилы Михайловны лицом к лицу — было бы уж слишком для телекамер 1 канала, и тут охрана решила просто не рисковать.
В блогах
11 ДЕКАБРЯ 2018
Дмитрий Гудков: Я не буду говорить ни за кого, кроме себя. Завтра в 10 утра я приду в Центральный дом журналиста, не заполняя никаких анкет и не отчитываясь ни перед какими будущими губернаторами.
Кремль создает единую казачью структуру
29 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший вторник в Москве с громадной помпой прошел объединительный съезд казачества, на котором было учреждено Всероссийское казачье общество. За это решение проголосовали пятьсот делегатов, которые собрались в центре столицы, в храме Христа Спасителя. Они обсудили цели и устав общества, согласовали его структуру. Новая организация, которая по форме выглядит как общественная, по сути стала еще одним органом исполнительной власти. Ее устав подписывает президент, и он же своим указом назначает «наказного атамана» сроком на шесть лет. Другими словами, от пресловутой казачьей вольницы не осталось и следа.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2018
Дмитрий Орешкин: Власть Путина в принципе опирается на политическую и идейную периферию страны... Неизбежному давлению гражданских прав... он пытается противопоставить... силовой блок провинции.
В СМИ
29 НОЯБРЯ 2018
ТАСС: Перед новой структурой будут стоять самые разнообразные задачи... "содействие в повышении роли российского казачества в воспитании подрастающего поколения в духе патриотизма"...
В блогах
29 НОЯБРЯ 2018
Дмитрий Тишков: После этого президент назначит атамана. Ну, вот и возродили.
Осенний листопад
16 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Один из учеников 10 «А» школы № 20 в поселке Таежный Красноярского края на перемене написал на доске «Путин вор». Это случилось 12.11.2018, а на следующий день учительница истории и обществознания Евдокия Ковалева попыталась объяснить школьникам, что они натворили. «Президент наш, которому 10 «А» нанес вчера глубочайшее оскорбление, и за которое в советское время был бы расстрел, шлет вам привет», — звенящим от возмущения голосом произнесла учительница и предъявила газету «Ангорская правда» с передовицей под заголовком «Привет от президента». На что одна из учениц возразила, что Путин шлет привет не им, а Богучанску...
Прямая речь
16 НОЯБРЯ 2018
Алексей Левинсон: Происходящее является признаком того, что табу на имя первого лица для этих школьников снято, и это – самый главный политический фактор.