В оппозиции
18 февраля 2019 г.
СПЧ: «Они вычистили квадрат, и все»
14 ИЮНЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Один из итогов Дня России стало проявление тех изменений на правозащитном поле, которые произошли, видимо, довольно давно, но после 12.06.2017 стали очевидны. Лакмусовой бумажкой для правозащитников стало отношение к действиям полиции, с одной стороны, и к более чем полутора тысячам задержанных, с другой. Одной из главных правозащитных организаций в стране, обеспечивающих правовую помощь участникам протеста, стала «Открытая Россия» Михаила Ходорковского. На другом полюсе оказался федотовский Совет по правам человека при президенте, который однозначно принял сторону полиции и обвинил во всем участников протеста.

Вот что говорят сами члены СПЧ (источник – «Медиазона»).

Леонид Никитинский (секретарь СЖР): «Особой ретивости полиция не проявляла. Все довольно спокойно происходило. Агрессии не было ни с той, ни с другой стороны. По-моему они вычистили квадрат, и все».

Игорь Борисов (Институт избирательного права): «Такое впечатление, что все они (протестующие – И.Я.) априори понимали, что являются правонарушителями, но естественно русское «авось» требовало еще поискать возможные пути выхода из неприятной ситуации. Хочется отметить достаточно агрессивное поведение «ядра участников» несанкционированного митинга относительно правоохранителей. «Защитнички вы народные!» — постоянно бросали в лицо рядовым полицейским, сдерживавшим натиск толпы. — Конституцию почитайте. Это мое право говорить, что я хочу и где я хочу!» — с явным осуждением процитировал член СПЧ участников протеста.

Кирилл Кабанов (председатель Национального антикоррупционного комитета): «Организаторам нужны именно эти публичные истории с задержаниями, с арестами, нужно максимальное вовлечение молодежи. История, когда было привлечение молодежи 26 марта, повторилась полностью. Это плохая тенденция, этих молодых людей очень жалко».

Андрей Бабушкин (правозащитник, муниципальный депутат).  Единственный из членов СПЧ нашел нарушения у силовиков: «Сотрудники Росгвардии были без нагрудных знаков, в связи с чем их оказалось невозможно идентифицировать». Далее позиция Бабушкина ничем не отличается от позиции всех остальных членов СПЧ: «В целом полиция делала все, чтобы столкновений не было, и то, что они произошли – вина граждан, которые пошли не туда, куда планировали». Конец цитаты.

Язык говорит о человеке намного больше, чем он сам хочет сказать. Слова известного журналиста «Новой газеты» Леонида Никитинского «они вычистили квадрат», сказанные им об отрядах «космонавтов», которые набрасывались на мирных граждан и уволакивали их в автозаки, свидетельствуют о серьезных изменениях в его голове. Это не слова журналиста и не слова правозащитника. И даже не слова нормального полицейского. Это сленг полицая, который в результате длительного выполнения преступных приказов деградировал до уровня тонтон-макута.

О деградации Кабанова и Борисова говорить не приходится, поскольку оба изначально были «правозащитниками» в погонах, и суть их работы состояла во внедрении в правозащитное движение с целью его развала.

Более сложный случай с Андреем Бабушкиным, который был и в значительной степени сейчас остается одним из наиболее эффективных защитников прав заключенных. Возможно, мы имеем дело с эффектом частичного «срастания с врагом», поскольку в ходе защиты прав зеков, правозащитнику постоянно приходится не просто общаться с сотрудниками УФСИН, но и входить с ними в человеческие отношения, выслушивать их аргументы, пытаться понять их логику…

Наиболее ярко характеризуют позицию СПЧ два его руководителя — председатель и ответственный секретарь. Вот их позиция.

Яна Лантратова (ответственный секретарь СПЧ): «Участники протестной акции против коррупции на Тверской вели себя агрессивно и провоцировали сотрудников полиции». По словам Лантратовой, «все условия для проведения согласованного митинга были соблюдены. Сотрудники полиции и Росгвардии вели себя корректно. Все прошло мирно»,

Михаил Федотов (председатель СПЧ) подробно высказался о ситуации в утреннем «Развороте» с Бычковой и Нарышкиным на «Эхе» от 13.06 (дата, как позже убедимся, имеет значение!).

Бычкова: У вас есть данные, сколько сейчас задержано, в том числе несовершеннолетних?

Федотов: К сожалению, точных данных у меня до сих пор нет.

Бычкова: А почему у вас их нет?

Федотов: Потому, что пока не дали. Понимаете, я сам посчитать это не могу.

Бычкова: Разумеется, но вы сейчас ждете, чтобы получить данные от МВД?

Федотов: У нас есть ориентировочные данные, которые сделали наши коллеги, Андрей Бабушкин, в частности. Но мне эти цифры кажутся фантастическими.

Бычкова: А какие это цифры?

Федотов: Что-то около 800 человек задержанных.

Далее довольно длинный и смешной разговор о том, можно ли доверять данным МВД, в котором Федотов уверяет, что он ждет цифру от МВД именно как истину в последней инстанции. Дата этого разговора, 13.06, важна в связи с тем, что накануне на сайте ОВД-ИНФО по состоянию на 23:30 были вывешены персональные данные о 825 задержанных и Федотов, у которого есть аппарат и куча членов СПЧ, мог без малейшего труда установить достоверность этого списка и организовать им правовую помощь. Впрочем, о чем это я? Федотов и помощь?.. Федотов и право?.. Глупости какие!

Вернемся к разговоре на «Эхе», где есть еще один любопытный эпизод.

Нарышкин: Справедливо он (Навальный – И.Я.), по-вашему получил 30 суток ареста? Не по закону – по справедливости?

Федотов: Думаю, да. Во всяком случае, по закону абсолютно правильно, потому что это повторное нарушение, следовательно, оно может быть до 30 суток, как сказано в законе.

Конец цитаты.

Полагаю, что на сегодня деградация СПЧ в целом и отдельных его членов (видимо, большинства?) в частности завершилась. Возможно, кто-то из президентских правозащитников сделает в дальнейшем что-то хорошее и благородное. И даже наверняка сделает. Более того, в составе СПЧ есть несколько симпатичных и весьма уважаемых людей. Но это не отменяет общего вывода: в данный момент СПЧ окончательно превратился в совершенно позорную контору, действующую рука об руку с репрессивными структурами Путина по уничтожению гражданского общества и прав человека. Что же касается правозащитного движения в России в целом, то оно в данный момент в руинах и пока не вполне понятно, кто сможет его из этого состояния вывести.

Фото: Евгений Фельдман для проекта "Это Навальный"















  • Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.

  • "Эхо Москвы": Такие мероприятия нужны, они могут повлиять на ситуацию, сказал «Эху Москвы» участник «марша» член СПЧ Александр Верховский.

  • Александр Подрабинек: ...по моему глубокому убеждению, изменить что-то в нашей стране смогут только те люди, которые не спрашивают у властей разрешения на протест. Поэтому я и пришел поддержать их.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2019
"Эхо Москвы": Такие мероприятия нужны, они могут повлиять на ситуацию, сказал «Эху Москвы» участник «марша» член СПЧ Александр Верховский.
В блогах
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Александр Подрабинек: ...по моему глубокому убеждению, изменить что-то в нашей стране смогут только те люди, которые не спрашивают у властей разрешения на протест. Поэтому я и пришел поддержать их.
Двадцать пять суток Пономареву – месть ФСБ
6 ДЕКАБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду судья Тверского районного суда Москвы Дмитрий Гордеев отправил руководителя движения «За права человека» Льва Пономарева в спецприемник на двадцать пять суток. К столь суровому наказанию один из старейших и наиболее авторитетных российских правозащитников приговорен за «повторное нарушение проведения публичной акции»… И это обвинение ни в одном своем пункте не соответствует действительности. Когда в конце октября мэрия Москвы отказала родителям юных фигурантов уголовного дела об экстремизме из движений «Новое величие» и «Сеть» в проведении марша в центре столицы, те решили никакой акции не устраивать...
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2018
Григорий Дурново: Возможно, стоит считать это личным сигналом. Дескать, «слишком много ты рыпаешься, старик! Выступаешь по таким делам, защищаешь террористов, так получи».
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2018
Коммерсант: Как считают коллеги господина Пономарева, длительный арест может быть связан с нежеланием мэрии согласовывать митинг против насилия на Пушкинской площади 16 декабря...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Даже не вздумайте повторять и не пытайтесь пробовать, хмуро вещают нам через судью Тверского суда из Кремля и Лубянки, наказав 77-летнего правозащитника, - подавим любые ваши протесты
Предупреждение Михаила Ходорковского
21 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Михаил Ходорковский сделал несколько важных заявлений. Они адресованы одновременно обществу, власти и коллегам, которые занимаются расследованием убийства журналистов в ЦАР. «Центр нашего расследования находится в Лондоне. Мои сотрудники в Москве получали лишь отдельные поручения», — сообщает Ходорковский, предупреждая власть о бессмысленности репрессий и провокаций против тех, кто сотрудничает с ним в России. Если центр расследования в Лондоне, то смысл сажать и убивать тех, кто в России, исчезает. Хотя сложно апеллировать к здравому смыслу тех, кто нагромождает одну гору абсурда за другой…
Прямая речь
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе.