Что делать?
19 ноября 2017 г.
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Государство пухло — народ хирел. В. Ключевский

Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории.

На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.

Иное дело внутренние проблемы. Российское государство распадалась четыре раза: Киевская Русь — XI в.; Московское царство в Смутное время (14-летняя гражданская война) — рубеж XVI — XVII вв.; Российская империя — в начале ХХ в.; Советский Союз — в конце ХХ в. Таким образом, жизненный цикл каждой версии российского государства сокращается: 600 лет; 300 лет; 74 года. Хотя на каждом этапе Россия наращивала свой внешнеполитический и военно-оборонительный потенциал:

1)    XIV — XVI вв.: создано централизованное государство, что обеспечило концентрацию ресурсов; присоединение Казанского, Астраханского ханств и Сибири;

2)    XVII — XIX вв.: реформы Петра I — создание промышленности, современных на тот период армии и флота, выход к берегам Балтии; правление Екатерины II — присоединение к России Крыма, Малороссии, западных провинций Польши; победа над Наполеоном в правление Александра I; Великие реформы Александра II; мощное экономическое развитие конца XIX — начала XX вв. — Россия в пятерке ведущих государств мира;

3)    ХХ в.: культурная революция — ликвидация неграмотности, воспитание миллионов квалифицированных инженеров; социалистическая индустриализация — преобразование аграрной России в индустриальный СССР; победа во Второй Мировой войне, создание ракетно-ядерного щита; консолидация в руках советского государства всего организационно-административного, политического и медийного ресурса.

Однако государство все это не спасало, оно разрушалось под тяжестью внутренних проблем.

Распад Киевской Руси. Согласно В. Ключевскому, первые киевские князья «механически сцепили Русскую землю» в одно политическое целое. Однако княжеские усобицы XI — XII вв. привели к ее распаду на местные областные миры, плохо связанные между собой и все более и более обосабливающиеся друг от друга политически. В итоге, уже «во второй половине XII в. князья со своими дружинами становятся бессильны в борьбе со степным напором» — половцами, нападения которых «оставляют страшные следы».

Характеризуя резкое имущественное расслоение, Ключевский приводит пример общественной раскладки единовременного самообложения населения (сбора) на оплату наемников, относящийся к 1018 г. Высший класс был обложен более чем в 100 раз тяжелее, сравнительно с простыми гражданами. Создавая столь значительное имущественное расслоение, такой порядок «не имел опоры в низших классах населения, которым он давал себя чувствовать только своими невыгодными последствиями». По сути, это было не что иное, как отчуждение населения от власти. В итоге усиление внешнего давления в сочетании с приниженным юридическим и экономическим положением низших классов привело к отливу массы русского населения на северо-восток и запустению Киевской Руси, которое завершил в XIII в. татарский погром 1229 — 1240 гг. [1, 191-284].

Распад Московского царства — Смутное время. Смутным временем русской истории Ключевский называет период в 14 — 15 лет с 1598 по 1613 г. Поводом к Смуте послужило отсутствие законного (легитимного) преемника на роль верховного правителя. Однако глубинные причины трагических событий ученый видит во взаимной вражде, «в резком социальном разъединении», в том, что «всякий значительный город стал ареной борьбы между низом и верхом общества». Этому весьма благоприятствовало «Московское законодательство: направленное к определению и распределению государственных обязанностей», оно «не формулировало и не обеспечивало ничьих прав, ни личных, ни сословных». Одновременно историк отмечает скудость московских политических понятий: и правитель, и народ видели в государстве не политический союз, а вотчину княжеской династии. «Московские люди как будто чувствовали себя пришлецами в своем государстве, случайными, временными обывателями в чужом доме» [1, 17-58]. Перед нами вновь социальный феномен отчуждения.

Распад Российской империи. Подводя итог правлению Петра I, Ключевский писал: «Из реформ Петра вышли два враждебных друг другу направления. Два склада мысли (сознания. — С.М.), которые были обречены на борьбу друг с другом». В августе 1856 г. фрейлина императорского двора Анна Тютчева (дочь поэта), характеризуя общественную ситуацию, записывает в своем дневнике: «Я не могла неоднократно не задавать себе вопроса, какое будущее ожидает народ, высшие классы которого проникнуты глубоким растлением… низшие же классы погрязают в рабстве, в угнетении и систематически (преднамеренно. — С.М.) поддерживаемом невежестве» [2, 258].

Причиной крушения Российской империи стал острейший социальный конфликт дворян-землевладельцев и многомиллионного крестьянства, не признававшего справедливыми, а потому и легитимными права собственности помещиков на землю. Так, сход крестьян деревни Куниловой Тверской губернии писал в наказе 1906 г.: «Если Государственная дума не облегчит нас от злых врагов-помещиков, то придется нам, крестьянам, все земледельческие орудия перековать на военные штыки и на другие военные орудия и напомнить 1812 год, в котором наши предки защищали свою родину от врагов французов, а нам от злых кровопийных помещиков» [3]. Эта массовая ненависть и выплеснулась беспримерной жестокостью гражданской войны.

При отсутствии эффективных политико-правовых инструментов разрешения конфликта верховная власть, правящие круги, духовенство, интеллигенция, народные массы России не нашли иного способа «достижения социального компромисса», кроме взаимного истребления носителей «иных» общественных идеалов. Итогом стала гражданская война и политический режим диктатуры.

Распад Советского Союза. Крах коммунистического режима и распад СССР — следствие социально-экономической стагнации и утраты привлекательности коммунистического проекта, желание представителей партхозноменклатуры стать собственниками предприятий. Налицо глубочайшее отчуждение от власти населения страны. Внуки солдат-победителей 1941 — 1945 гг. не встали на защиту социализма и территориальной целостности страны. Трудно вообразить больший абсурд: вторая сверхдержава развалилась в условиях мирного времени, при отсутствии внешних угроз, обладая всей полнотой суверенитета и находясь под защитой мощного оборонно-стратегического потенциала. Ведь к концу 1980 гг. СССР имел более 30 тыс. ядерных боеголовок, 5 тыс. баллистических ракет, 60 тыс. танков и 300 подводных лодок [4. с. 84].

Руководители силовых структур, формирующих нынешний костяк власти, упускают из вида важнейший фактор — мотивацию людей. Танки сами не ездят, пушки сами не стреляют, беспилотниками управляют операторы. Без людей техника  — лишь железо. Вложив астрономические суммы в системы обороны от внешнего нападения, СССР рассыпался под тяжестью внутренних проблем. Вывод: политический режим, неспособный обеспечить национальное согласие и развитие, неизбежно уходит в небытие, увлекая за собой государство. Вопрос лишь в числе жертв, которые сопровождают его уход. Не случайно в научной литературе отмечены «грозные параллели между распадом Советского Союза и крахом царизма в 1917 году» [5].

Ни в Российской империи, ни в Советском Союзе внешнее давление не достигало критичного уровня. На первый план вышло низкое качество государственного управления, отставание в развитии российского общества от развитых стран, корыстолюбие национальной элиты. Неизменным остались незначимость простого человека, его глубокая политическая некомпетентность, фактическое правовое бесправие, а потому и глубокая социальная рознь, порождающие неустойчивость государства. В науке это явление получило название социокультурный раскол.

Именно в его глубины уходят корни российского самоистребления в ХХ в.: Гражданская война, коллективизация, Голодомор, масштабный государственный террор (ГУЛАГ), что в совокупности составляет порядка 22 — 24 млн человек. Если к этому добавить недавно обнародованные потери СССР во Второй Мировой войне — 42 млн человек (это выразительно характеризует «эффективность» государственного военно-стратегического «менеджмента»), то совокупно это составит порядка 64 — 66 млн чел — больше, чем все население Франции.

Реалии постсоветской России вынуждают назвать важнейшие общественные противоречия:

1)    острейшее и продолжающее расти имущественное неравенство, по показателям которого мы выходим на лидерство в мире;

2)    глубокое отчуждение народа от институтов государственной власти, системная коррупция, объединяющая нынешнюю «элиту», недоверие граждан «карманному» суду, к организации и результатам выборов, низкий рейтинг Государственной думы и Совета Федерации, и многое другое.

3)    отказ большинства признать легитимными права собственности олигархов, возникшие в ходе приватизации крупнейших и наиболее доходных объектов экономики, природных ресурсов — нефти, газа, месторождений полезных ископаемых.

Сегодня вновь воспроизведены социально-властные отношения, подобные тем, что вызывали кризисы и распад прежних российских государств. И опять наше общество не имеет политико-правовых (партийно-парламентских) механизмов достижения социального компромисса. Хватит ли у России исторического времени для их освоения? Ни у Российской империи, ни у Советского Союза его не хватило.

Качество современного российского общества не внушает оптимизма. Усилия основных социальных групп направлены на его дезорганизацию и дезинтеграцию. Об этом свидетельствуют массовая коррупция в рядах административной и бизнес-элиты, многомиллиардный вывоз капитала, вырождение судебной системы, отказ широких слоев населения нести ответственность за происходящее, неспособность интеллигенции — носителя национально интеллекта — блокировать антисоциальные реформы и навязать власти реформы в интересах большинства.

Социальная рознь вновь становится одним из признаков грядущего распада российского государства. При этом политико-правовые институты поддержания компромисса стагнируют и не пользуются авторитетом. Пока «стабильность» удерживает властная вертикаль и сопряженный с нею силовой ресурс. Но это не надежные интеграторы. История свидетельствует: хотя социальные конфликты неустранимы, для их разрешения человечество выработало систему политической конкуренции и верховенство права, равенство граждан перед законом. И если во второй половине 90-х у россиян еще теплилась надежда, то в начале 2000 годов независимая судебная система в России была уничтожена. Последовало возрождение цензуры, нарушение 31 ст. Конституции, репрессии против недовольных.

При этом наблюдается крайне низкий уровень понимания широкими слоями населения проблем общества, люди не умеют критически мыслить, придерживаются навязываемых государственным телевидением мифов. Но это все ненадолго. Чтобы попытаться предотвратить смуту, необходимо резкое повышение качества социогуманитарной подготовки выпускников высшей школы, в т. ч. инженеров и технологов. М.М. Сперанский недаром предостерегал: самые благотворные усилия политических перемен сопровождаемы неудачами, когда образование гражданское не предуготовило к ним разум.

Библиографический список:

1. Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1956. Т. 3.

2. Тютчева А. Воспоминания. М., 2002.

3. Кара-Мурза С.Г. Крах СССР. URL: https://profilib.com/chtenie/10203/sergey-kara-murza-krakh-sssr-14.php (дата посещения 13.08.2017).

4. Арбатов А.Г. Пойдет ли Россия на четвертый круг? // Труды по россиеведению. ИНИОН РАН, 2012. С. 84.

5. Коэн С. Почему распался Советский Союз?// Вестник аналитики, № 4, 2006.

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В ловушке локального максимума
20 НОЯБРЯ 2017 // АНДРЕЙ МОВЧАН
Миллионы пенсионеров в основном состоят из тех, кому на рубеже 90-х было 35 – 45 лет. Это были состоявшиеся в советской системе люди, уже не готовые в силу возраста менять парадигмы и профессии. Именно их в массе 90-е оставили на овсяной каше и воде на несколько лет, отобрали даже те малые доходы, которые они имели при социализме, заставили резко снизить свой социальный статус, унизили их, заставив все время чувствовать свою вину за то, как они жили до 1991 года. В нынешней системе они видят возврат к «разумному социализму», который оправдывает их прошлое и, одновременно, защиту от неопределенности и унижения 90-х годов.
Гражданский долг россиян сегодня
13 НОЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
В чем состоит гражданский долг россиян сегодня? В том, чтобы спасти «русский мир» от перспективы отсталости, нищеты и вырождения, преодолеть традиционное холопское сознание, надежду на доброго царя-президента, сделать народ хозяином своей жизни. Подобно тому, как стали хозяевами на своей земле шведы и финны, научившиеся на деле контролировать свою бюрократию. Надо самим отвечать за то, что происходит вокруг. А для этого изменить свой менталитет, политическую систему, правоприменительную практику, заставить чиновников служить, не наживаясь. Отсюда следует практическое понимание гражданского долга – мирными средствами добиваться таких реформ, которые создадут условия для притока иностранных инвестиций и связанных с ними высоких технологий. Уйти от самоизоляции России.
Вера в «доброго царя» или президента: истоки
5 НОЯБРЯ 2017 // РУСТЕМ НУРЕЕВ
Российское общество и в наши дни по традиции остается не эмансипированным от власти. Монархическая традиция, наивная русская вера в «доброго царя», ожидание Вождя, Хозяина, Лидера во многом преобладают в сознании народных масс вплоть до наших дней. Точка опоры у большинства россиян вынесена вовне, связана с верховной государственной властью. В России в отличие от стран Запада исторически сложился тип общественной системы, для которого характерны «перевернутые» отношения собственности и власти: в его основе лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Почему?
Ты гражданином быть обязан!
30 ОКТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ, ИГОРЬ Г.ЯКОВЕНКО
Большинство россиян хотят быть подальше от политики. Мол, мы люди маленькие, меньше возникаешь – дольше проживешь. Жили бы они в древних Афинах, их бы точно наказали атимией – публичным бесславием, бесчестием, презрением, лишением прав гражданского состояния. Человек, подвергшийся атимии, не имел права выступать в Народном собрании, занимать должности, служить в армии, участвовать в Олимпийских играх. Столь суровой была кара за неучастие в политике. Закон требовал, чтобы во время волнений и междоусобиц граждане примыкали к одной из борющихся партий.
Ценности, менталитет финнов и благоприятный фон реформ школьного образования
23 ОКТЯБРЯ 2017 // ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВСКАЯ
Демократическое государство всеобщего благосостояния. Всеобщее благосостояние стало главным принципом финского государства. Государство всеобщего благосостояния было создано в относительно короткий период. Перед Второй мировой войной в Финляндии было много бедных. Сегодня дифференциация по уровню доходов населения в Финляндии одна из самых низких в мире. По данным ОЭСР, Всемирного банка 2009–2012 годов, соотношение доходов 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных граждан по странам, в разах: Дания – 5,3, Финляндия – 5,4, Швейцария – 6,0, Норвегия – 6,1, США и Канада – 8,9, Великобритания – 10,0, Южная Корея – 10,7, Россия – 16,4, Китай – 17,6.
До последнего патрона
16 ОКТЯБРЯ 2017 // ГЕНРИ ХЕЙЛИ
Cтраны вроде России, а точнее, подавляющее большинство стран во всем мире, объединяет одно важное свойство. Они функционируют благодаря личным отношениям между людьми, а не деперсонализированным институтам. В этих странах люди не могут коллективно организовываться, если они не знают друг друга. Представьте, что кто-то решил основать благотворительную организацию и собирает на нее деньги. Скорее всего, никто не решится дать ему денег вслепую, потому что заподозрит, что они будут растрачены.
Будут сидеть. Как румыны ломают хребет коррупции
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В начале этого года румынское гражданское общество одержало важную победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч - на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах - десятки тысяч.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.
Шведские уроки
2 ОКТЯБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в. Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания.
Реквием по судебной реформе
28 СЕНТЯБРЯ 2017 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В какой мере на провале судебной реформы сказался наш менталитет? В огромной. Все люди инстинктивно стремятся сохранить прежние навыки и формы своей деятельности, оппонируя любым реформам. Не составляли исключения и судьи, и прокуроры, и полицейские. Законодательные акты судебной реформы были освоены ими в меру их представлений о собственном предназначении, о своих интересах, да еще в свете усвоенных с советских времен технологий работы. Они были согласны лишь на подновление вывесок и употребление новой фразеологии. Но не на реформы по существу.