Хозяева страны
19 января 2020 г.
«Дикие гуси» на аутсорсинге
18 ЯНВАРЯ 2018, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Есть законопроекты, которые, подобно почтовым голубям и отвергнутым воздыхателям, всегда возвращаются. Вот и сейчас первый зампред думского Комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов сообщил, что в течение месяца в Госдуму будет внесен законопроект, легализующий частные военные компании. По его словам, законопроект разрешает привлекать членов военных компаний к участию в контртеррористических операциях за рубежом, защите суверенитета союзнических государств от внешней агрессии, а также к защите различных объектов. Начиная с 2014 года, такие проекты по меньшей мере дважды пытались протащить через российский парламент, но всякий раз порой под откровенно надуманными предлогами их отвергали. По слухам, активно возражала ФСБ (хоть в официальных заключениях не противилась). Если так, то это тот редчайший (если вообще не единственный) случай, когда я полностью солидарен с главной отечественной спецслужбой. В российских реалиях государство не должно делегировать право на насилие. По той простой причине, что при наихудшем развитии событий в условиях масштабного кризиса наличие неких частных армий может привести к исчезновению государства как такового и превращению ядерной державы в гигантское «гуляй-поле». 

Хоть ЧВК существуют в западных государствах с начала 1960-х, идея учреждения частных военных компаний в России осенила начальственные мозги аккурат в 2014-м, когда началась гибридная война на Украине. Тогда российскому руководству показалось (бог весть, кто «докладывал вопрос» в Кремле или Минобороны), что, наняв ЧВК, оно освобождается от какой-либо ответственности за «секретные» действия бойцов, получивших «секретные» деньги. При этом все сторонники этой идеи не устают ссылаться на зарубежный, прежде всего американский опыт. Надо сказать, что военный аутсорсинг, когда ЧВК нанимают для выполнения военных задач, имеет в США прежде всего экономический смысл. Жизнь американского солдата стоит очень дорого. В прямом смысле этого слова: в случае гибели военнослужащего США Пентагон должен выплатить больше миллиона долларов. При этом некоторые выплаты – пенсия семье, оплата образования детей и многое другое – могут продолжаться в течение долгих лет. И вот, чтобы избежать этого, было решено нанимать ЧВК (которые сами выплачивают страховки) для выполнения определенных задач, не связанных с широкомасштабными военными операциями.

Реалии украинской и сирийской операций довольно быстро продемонстрировали иллюзорность расчетов на то, что участие «добровольцев-наемников» из России может избавить Москву от ответственности за происходящее. Как только случались потери, которые практически неизбежны при любой широкомасштабной операции, тут же выяснялось, откуда именно прибыли погибшие. Подозреваю, что именно поэтому российское руководство в какой-то момент потеряло интерес к легализации ЧВК, вроде «группы Вагнера», командиров которой до поры, до времени щедро награждал Владимир Путин.

Но вот на днях в ходе своей традиционной пресс-конференции министр иностранных дел Сергей Лавров был спрошен о судьбе двух россиян, попавших в плен к террористам из ИГИЛ. Сообщив, что МИД целиком полагается на российских военных (которые уже заявили, что эти конкретные граждане никакого отношения к военному ведомству не имеют) Лавров пустился в рассуждения о необходимости легализации ЧВК: «Здесь нужно четко зафиксировать законодательную базу для того, чтобы эти люди были в правовом поле защищены». Из чего следует, что, по мнению главы дипломатического ведомства, гражданин России может быть защищен только в том случае, если он принадлежит к какой-то «конторе», ну если не к Минобороны и не к ФСБ с СВР, то хотя бы к «Вагнеру»…

Тут же оживились думцы. «Деятельность частных военных компаний (ЧВК) нуждается в законодательном регулировании, так как полулегальное существование таких компаний — это слишком опасно», — заявил первый замруководителя, глава экспертно-консультативного совета думской фракции «Единая Россия» Андрей Исаев. Идею тут же подхватил председатель Комитета по обороне генерал Владимир Шаманов: «Нужно реализовывать легализацию ЧВК через отдельный закон в соответствии с мировой практикой».

Хоть Путин, в бытность премьером, ратовал за легализацию ЧВК, ныне Кремль пока что решил не связываться со скользкой темой. Президентский толмач Дмитрий Песков заявил даже, что «позиция отсутствует… Мы не инициировали подобный законопроект». Из чего можно сделать вывод, что за думским ажиотажем стоят какие-то конкретные ведомства. Подозреваю, прежде всего Минобороны, которому стало решительно не хватать солдат. Недавно я писал о другой думской инициативе – о том, чтобы обязать призывников являться в военкоматы без всякой повестки. Похоже, российским генералам вновь решительно не хватает «людишек», которых можно бросить для участия в какой-нибудь полусекретной войне. Недавно казалось, что контингенты для зарубежных операций можно будет набирать после того, как та же Дума одобрила возможность заключения контракта с Минобороны на несколько месяцев для проведения конкретной операции за пределами страны. Однако, похоже, желающих нашлось немного. И вновь вспомнили о наемниках из ЧВК…

Фото: Александр Дроздов/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».