Цензура
23 мая 2018 г.
Минкульт решил отменить «Смерть Сталина»
24 ЯНВАРЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Завтра, 25.01.18, в России должна была состояться премьера англо-французской комедии «Смерть Сталина» режиссера Армандо Ианнуччи. Премьеры не будет, поскольку Минкульт отозвал прокатное удостоверение по просьбам общественности.

Тут важно раскрыть вот этот псевдоним — «общественность». Можно с высокой долей уверенности утверждать, что в состав «общественности» никогда не войдет ни один читатель этого текста, а также люди типа писателей Войновича, Улицкой, Шендеровича или режиссеры типа Мирзоева, Серебренникова, Учителя. «Общественность» — это член Общественного совета Минкульта Павел Пожигайло, который еще в сентябре 2017-го начал присматриваться и принюхиваться к сомнительному изделию, изготовленному в странах НАТО, и обнаружил там массу провокаций. «В ленте оскверняются наши исторические символы — советский гимн, ордена и медали», — наябедничал Пожигайло в обращении в Минкульт. Более того, Пожигайло обиделся, что «маршал Жуков изображается придурком», а также обнаружил в фильме «сцены чрезмерного насилия», на основе чего сделал вывод, что содержание «Смерти Сталина» противоречит правилам выдачи фильмам прокатного удостоверения.

Павел Пожигайло — выпускник Серпуховского высшего военного командного училища, обучался в адъюнктуре ГРУ, затем, понятное дело, стал депутатом Госдумы, а потом, что логично при такой биографии, заместителем министра культуры РФ. Последние годы сидит в Общественной палате РФ и надзирает за культурой в стране в рамках соответствующего общественного совета. Помимо общественного палаточника Пожигайло в общественном просмотре с последующим осуждением фильма приняли участие: режиссеры Никита Михалков, депутат Госдумы Елена Драпеко, писатель Юрий Поляков и другие представители патриотической культурной общественности. Осудили все. Писатель Юрий Поляков вынес вердикт: «Сатирическая британская комедия не должна демонстрироваться в России из-за признаков идеологической борьбы с нашей страной».

Не остался в стороне и телевизор. «Где заканчивается юмор и начинается издевательство?» — заинтересовался сотрудник «России 1» Георгий Подгорный. Патриотическую общественность возмутила сама обстановка, в которой показана смерть Сталина. «Если в комедии умирающий вождь лежит в луже мочи, может быть, это не просто комедия, но спланированная провокация?» — размышляет патриотическая общественность.

С лужей мочи, конечно, Армандо Ианнуччи дал маху. Приперся в дом повешенного со своей веревкой. За две недели до Олимпиады собрался тыкать россиян носом в лужу мочи, в которой утонул их любимый вождь. Грубый и бестактный человек, этот Ианнуччи. А главное, совершенно бездуховный…

Одним словом, общественность единогласно постановила, что фильм — мерзость, провокация, идеологическая диверсия, лишен всякой художественной ценности, а посему прокат его в России совершенно невозможен, так что «Смерть Сталина» в России откладывается на неопределенное время.

Сталинизм в путинской России не носит характера государственного культа, но имеет все признаки того, что можно назвать «государственно санкционированным уважением». В путинской России есть строго фиксированный перечень смешного. Смешны все без исключения политики Запада. В какие-то моменты допускается смеяться над Эрдоганом, а вот смех над Ким Чен Ыном — это уже дурной тон и признак политической близорукости. Очень смешно все что в Украине: политики, армия, экономика, культура, язык. В Крыму ничего смешного нет. В России надо потешаться над оппозицией, причем над несистемной следует хохотать в голос, хлопая себя по ляжкам, а над оппозицией думской надо подтрунивать по-доброму. Излишне напоминать, что любая форма иронии по отношению к Путину означает выбрасывание из медийного поля и автоматом зачисление в экстремисты.

Диктатура признает только садистский смех над врагом, лучше всего над его трупом. С иронией, а тем более с сатирой диктатура несовместима. В сентябре 1940 года в кинотеатрах США вышел фильм Чарли Чаплина «Великий диктатор» — политическая сатира на нацизм и персонально на Гитлера. Фильм был запрещен в Испании, Японии, Перу, в ряде других стран. В США по поводу проката «Великого диктатора» была истерика со стороны тех, кто боялся, что фильм может навредить отношениям между США и Германией. Гитлер и Сталин фильм посмотрели. О реакции Гитлера данных нет, хотя Чаплин писал, что отдал бы многое, чтобы о ней узнать. Сталину фильм не понравился, он отметил его низкую художественную ценность, и советские граждане «Великого диктатора» не увидели.

Цензура в путинской России была с самого начала, с первого его президентства. Сейчас она институциализировалась, затвердела, приняла системный облик. Два государственных органа окончательно превратились в цензурные ведомства. Роскомнадзор — это цензура в области СМИ, ведомство Мединского — цензура в сфере культуры. В отличие от цензурной практики советского Главлита, цензура в путинской России не имеет четких критериев запрета. «Ежедневный журнал» уже несколько лет пытается узнать, за что конкретно его блокируют. Ни Роскомназор, ни прокуратура не в состоянии дать на эти настойчивые вопросы внятного ответа. Это единичный пример, за которым стоит практика цензуры.

Минкульт только что снял с проката фильм «Приключения Паддингтона-2», милую семейную комедию о смешном медвежонке. За что пострадал забавный зверь, которого Россия считает своим символом, в Минкульте не смог ответить ни один человек. Говорят, что медвежонка убрали, чтобы не мешал триумфальному шествию «Движения вверх». Потом, правда, «Паддингтона-2» вернули, но ощущение идиотизма осталось.

Цензура в условиях почти всеобщего Интернета — это не сокрытие информации. Это символ, демонстрирующий государственную точку зрения на информацию. Сталин — это очень важно и серьезно. Можете не любить, но уважать обязаны. Путин — еще более важно и еще более серьезно. Любить и уважать обязаны все, кроме нацпредателей.

И напоследок, о цензорах. У Корнея Чуковского в дневнике есть запись: «Во главе союза писателей, равно как и во главе всех журналов — по замыслу начальства — должны стоять подлецы». В путинской России отбор на руководящие посты имеет тот же нравственный критерий, но ведется намного более строго, чем в СССР.

 



Фото: кадры из фильма "Смерть Сталина"/ovideo.ru












  • Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.

  • МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.

  • Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Заметки на полях Telegram
24 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Коллизия вокруг Telegram поставила перед нами ряд вопросов. Что хочет власть? Что хочет общество? Проблема лишь в лишении нас сетевой анонимности или она гораздо глубже? Как ни странно, но наиболее адекватный ответ принадлежит не «САРКИС ДАРБИНЯН VS ДЖИН КОЛЕСНИКОВ», а записному лоялисту Петру Акопову во первых строках его пропагандистского текста. Или, вернее, даже не в тексте, а в его заголовке: «Телеграм» пытаются использовать для удара по российскому государству».
Атака на Интернет — невежество или тестирование?
23 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье Роскомнадзор официально признал то, что уже почти с неделю ни для кого секретом не является: надзорное ведомство в попытке закрыть доступ к сервису Телеграм на территории России блокирует и домены других компаний, о которых в судебном решении от 13 апреля не говорится ни слова. На странице интернет-регулятора в социальной сети «ВКонтакте» появилось следующее заявление: «Google на сегодняшний день не удовлетворила требования Роскомнадзора и в нарушение вердикта суда продолжает позволять компании Telegram Messenger Limited Liability Partnership использовать свои IP-адреса для осуществления деятельности на территории России». 
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2018
Андрей Колесников: Блокировка Телеграма — очень плохой прецедент. Эта история показала, что в эту сторону двигаться можно, пусть и не очень успешно, деликатно выражаясь.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2018
МК: Гендиректор провайдера Diphost Филипп Кулин, который отслеживал историю с блокировкой IP-адресов Роскомнадзором, сообщил, что... РКН заблокировал 63 ip-адреса сайта www.google.com из 600 известных.
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2018
Oleg Pshenichny: Если они заблокируют всё остальное так же, как они заблокировали «Телеграм», - я не против. Они будут думать, что всё заблокировано, а мы будем спокойно пользоваться.
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.