В оппозиции
20 августа 2019 г.
Российская машина репрессий сбоев не дает
20 ФЕВРАЛЯ 2018, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



В ночь на 20-е февраля в московском аэропорту «Шереметьево» был задержан (а на самом деле в данных случаях уже уместнее употреблять термин «захвачен») директор Фонда борьбы с коррупцией и один из ближайших соратников Алексея Навального Роман Рубанов. Позже его препроводили в ОВД «Даниловский», где продержали до утра. Хотелось бы ошибиться, но, скорее всего, в тот момент, когда вы читаете эти строки, оппозиционер Рубанов уже осужден и подвергнут административному аресту на тридцать суток. Еще минувшей ночью глава навальновского предвыборного штаба Леонид Волков написал в своем Твиттере, что «Рубанову предъявлено обвинение по статье 20.2 КоАП за организацию не согласованного с властями митинга, который прошел в Москве 28 января». Особо важно отметить, что Роман Рубанов никакого отношения к вышеозначенной акции не имел и даже не призывал в ней участвовать. Впрочем, я верю в российский суд, и у меня нет оснований подозревать, что такая пустяковая причина, как «отсутствие состава преступления», послужит основанием для оправдательного приговора в тот момент, когда на кану будущее родного отечества. (А на самом деле – диктаторского режима, узурпировавшего власть в России.) Ранее по «делу о несанкционированной акции на Тверской 28 января» уже отбыли наказание ряд сотрудников ФБК и предвыборного штаба Алексея Навального. Например, в том же аэропорту Шереметьево 30-го января были задержаны ведущие программы «Навальный live» Кира Ярмыш и Руслан Шаведдинов. Позже они были приговорены к административному аресту на различные сроки. Между тем, сам Алексей Навальный, задержанный в ходе акции 28 января, и его ближайшие сподвижники административных сроков в тот раз избежали. После составления соответствующих протоколов они были отпущены по домам. Но вот спустя три недели власти задерживают Рубанова. Не хочу каркать, но позволю себе высказать следующее предположение – подозреваю, что в ближайшие дни эта же учесть постигнет и Алексея Навального, и Леонида Волкова, и, возможно, некоторых других соратников Алексея Анатольевича.

Стратегия Кремля абсолютно прозрачна. Не сомневаюсь, что она была выработана еще задолго до акции 28 января, и теперь мы являемся свидетелями ее последовательной реализации. План прост. Состоит он в том, чтобы день переназначения Владимира Путина на пост президента Российской Федерации, которое планируется осуществить 18 марта, сам Алексей Навальный и его ближайшее окружение встретили за решетками спецприемников. Тут важно подчеркнуть, что подобного рода «зачистка» подразумевает согласованные действия различных ветвей российской государственной власти. Не счесть уже примеров того, как отечественная судебная система становилась послушным инструментом в руках власти исполнительной. Однако данный случай все равно вопиющий, поскольку очевидно же, что судам заранее скинуто предписание «закрывать» оппозиционеров на определенные сроки. С расчетом на то, чтобы 18 марта они бы фиксировано оказались изолированными от общества! Другими словами, мы имеем дело с антиконституционным (то есть – преступным) сговором между представителями судебного сообщества и силовых структур, цель которого – осуществление незаконных репрессивных действий в отношении граждан Российской Федерации…

Хочется верить, что российская оппозиция найдет адекватный ответ на столь наглое и циничное попрание гражданских прав.  
   

Фото: Твитер Романа Рубанова













  • Сергей Пархоменко: Абсурдность решения... свидетельствет о том, что система пошла в разнос... Сделана примитивная ставка на то, что всех удастся запугать. Не важно чем.

  • 812'ONLINE: ...Правоохранительные органы пошли в атаку.

  • Александр Кынев: Такое ощущение, что смотришь хронику какой то латино американской диктатуры

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Когда в стране все фейковое, кроме репрессий
25 ИЮЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Как только утренний туман рассеялся, перед нашими изумленными взорами предстала ужасающая картина ночного побоища». Итак, краткий итог вчерашней, а отчасти уже и сегодняшней вылазки силовиков, их внезапной атаки на оппозицию.  Алексей Навальный — 30 суток ареста, Марк Гальперин — 30 суток ареста, Константин Котов — 10 суток ареста, Александр Арчагов — 10 суток ареста, Олег Степанов — 8 суток ареста. С ночными обысками нагрянули к Дмитрию Гудкову, Ивану Жданову, Александру Соловьеву и Николаю Баландину. Жданова увезли на допрос прямо с обыска, Гудкову вручили повестку.
Прямая речь
25 ИЮЛЯ 2019
Сергей Пархоменко: Абсурдность решения... свидетельствет о том, что система пошла в разнос... Сделана примитивная ставка на то, что всех удастся запугать. Не важно чем.
В СМИ
25 ИЮЛЯ 2019
812'ONLINE: ...Правоохранительные органы пошли в атаку.
В блогах
25 ИЮЛЯ 2019
Александр Кынев: Такое ощущение, что смотришь хронику какой то латино американской диктатуры
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.