Что делать?
23 апреля 2019 г.
Послание на все четыре стороны
18 МАРТА 2018, СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ

В ежегодном Послании президента прозвучал широкий набор предложений и пожеланий, которые можно свести к трем направлениям:

1. преодоление технического отставания и экономический рост;

2. социальные блага и соцобеспечение, пенсии, продолжительность жизни;

3. военная мощь как ответ Западу.

Если мы посмотрим на все эти направления, то увидим, что каждое из них требует колоссальных экономических ресурсов. Скатерти-самобранки у России нет. Придется определяться, что первое, что второе и третье. Если учесть ту выставку достижений военного хозяйства, которая прозвучала в конце Послания, то есть большие шансы, что все остальные цели и задачи, упомянутые Путиным, просто не будут исполнены.

Если мы вспомним первый завет Дэн Сяопина (который прозвучал еще в 1977 г.), то он был таков: «Ни одна страна мира не может осуществить политику модернизации, если проводит политику изоляции». Китай открылся миру, туда хлынули инвестиции и новые технологии. И по прошествии 25 лет мы видим фантастический результат: рост экономики в более чем в 20 раз. СССР и Россия лет на 15 опоздали с этим, в результате не получили подобного потока инвестиций. Сегодня мы наглядно видим результат нашей близорукой политики и цену времени.

Отметим, что преодоление технологического отставания — постоянная российская проблема. И Петром I, и Сталиным она решалась самым быстрым и самым дешевым способом — заимствованием технологий на Западе. После этого стояла задача развития на собственной производственной базе и развитие экспортных отраслей. Другие варианты преодоления технологического отставания — опора на собственные силы, импортозамещение — красиво звучат, но ни к чему не приводят. Они требуют колоссальных затрат и напряжения сил. Вообще надо учесть, что мирового разделения труда еще никто не отменял.

Второй завет Дэн Сяопина тоже очень прост: «Держаться в тени и скрывать свои истинные намерения». Речь идет о том, что вся внешняя политика, все геостратегические вопросы должны быть ориентированы только на одну задачу – внутренний экономический рост. Все для экономического роста! Все для экономической победы! Это главный девиз. Остальное уходит на потом. И очень ясное понимание: если вы входите в военную конфронтацию, у вас неминуемо наступит экономическая и технологическая изоляция, вы окажетесь в очень тяжелом положении.

Идея, что можно провести технологическое перевооружение страны с опорой на собственные силы и при этом с упором на ВПК – иллюзорна. Она нигде не была реализована. Она ведет к чудовищному расходованию сил и народных средств, затягивание поясов и полный отказ от каких бы то ни было социальных завоеваний.

И еще одно важное замечание. Если мы сегодня посмотрим на уровень ВВП, то мы увидим, что на США приходится 25%, Китай около 20%; Россию — всего 2% мирового ВВП, причем у России — за счет добычи сырья. Экономический паритет России с Западом сегодня невозможен. Значит, невозможен и военный. На каком-то этапе вы можете рвануть, выжать все из своей экономики, но на длительной дистанции все равно проиграете. Сегодня мы видим, что 50% мирового производства оружия приходится на США, 10% — на Китай, по 4-4,5% имеют Саудовская Аравия и Россия. При этом у США это составляет 4,5% ВВП страны. Страны Европы не желают много тратить на вооружение — лишь 1% ВВП. США сегодня требуют, чтобы они выполняли нормативы НАТО и расходовали на оборону 2% ВВП.

Если развитые страны тратят 2%, а вы вынуждены тратить больше 4%, то ясно, что ваша экономика рано или поздно будет удушена военными расходами. Уже дважды наше государство распадалось, не испытывая никакого военного поражения. Это относится и к Российской империи, и к СССР. Экономика страны не выдерживала нагрузки военного комплекса, не выдерживала ее инфраструктура. Что, бог троицу любит? Мы хотим еще раз повторить этот опыт?

Если мы ставим перед Россией задачу не выпасть из той группы стран, которые движутся к постиндустриальной экономике, то мы должны понять, что постиндустриальная экономика требует, прежде всего, свободного творческого человека. И никакая внешняя разведка не обеспечит технический прорыв. Раньше можно было привезти танк, магнитофон, пригнать самолет, разобрать на части и воспроизвести. Но если у вас сегодня микроэлектроника, если у вас программное обеспечение, скопировать это вам будет не под силу.

И поэтому то пространство свободы, о котором много говорят, и есть та живительная среда, в которой только и может развиваться экономика постиндустриального времени. Нельзя ограждать это пространство сторожевыми вышками, как хотят некоторые наши политики. Внутри ничего не останется. Мы это уже проходили.


Фото: Deng Xiaoping speaks at a meeting in Beijing in March 1978. Deng, China's paramount leader, died Wednesday, Feb. 19, 1997 from an advanced stage of Parkinson's disease with complications of lung infections, the Chinese government said. He was 92. AP Photo/Xinhua/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.