Выборы
17 июня 2019 г.
В Москве не будет единого кандидата в мэры от оппозиции

ТАСС

В минувший понедельник случилось сразу несколько событий, имеющих прямое отношение к предстоящим в сентябре выборам столичного градоначальника. Во-первых, Левада-Центр опубликовал исследование, согласно которому популярность Сергея Собянина в Москве за последний год существенно выросла, а рейтинг его возможных конкурентов балансирует внутри статистической погрешности. Во-вторых, обменялись посланиями двое кандидатов на высокий пост от оппозиции — Илья Яшин и Дмитрий Гудков. Яшин обнародовал видеоролик, в котором «в последний раз» призывает Гудкова согласиться на проведение праймериз, а тот ему ответил на своей странице в фейсбуке: дескать, готов в любой момент, но по тем правилам, что изложил ранее.

В самом начале апреля Дмитрий Гудков опубликовал текст, в котором описал приемлемый для него формат выборов единого кандидата от оппозиции. По мнению г-на Гудкова, процедура выдвижения такого претендента могла бы пройти в три тура. Сначала свое мнение высказывают независимые муниципальные депутаты, а потом остальные москвичи, поддерживающие протестную повестку. Третий тур, по плану г-на Гудкова, понадобится в том случае, если по итогам первых двух победитель не будет выявлен. Тогда выбрать единого кандидата от оппозиции  должен Круглый стол, который будет сформирован из представителей пяти организаций: «Яблока», ПАРНАСа, «Гражданской инициативы», Партии прогресса и «Открытой России».

Я уже не раз говорил и писал, что, с моей точки зрения, существует всего один аргумент за то, чтобы оппозиционные политики продолжали участвовать в процедуре, которую многие по инерции (в том числе и ваш покорный слуга) все еще называют «выборами» — мобилизация протестного актива. В условиях, когда псевдодемократический формат назначения-переназначения на формально выборную должность полностью контролируется исполнительной властью, никаких других причин участвовать в позорном фарсе не существует — эта власть на «выборах» смещена не будет. Но активизация протестной повестки — дело, несомненно, полезное, важное и духоподъемное, в чем, например, мы могли убедиться, наблюдая за предыдущей кампанией по выборам мэра, когда Алексей Навальный буквально поставил на уши всю Москву.

В нынешних условиях только выдвижение единого кандидата от оппозиции могло бы поддержать общественный интерес к предстоящему мероприятию. И для определения такого человека не существует иной процедуры, кроме праймериз. Если принять во внимание, что «Яблоко» заранее отмело идею общегражданского выдвижения и уже назвало собственного кандидата, реальных претендентов оставалось двое — Дмитрий Гудков и Илья Яшин. (Давайте все же не будем тратить время на обсуждение кандидатур Варламова или Красовского.)

Руководствуясь вышеизложенными основаниями, уже примерно полтора месяца назад я начал переговоры с обоими кандидатами с единственной целью — предоставить москвичам, критически настроенным в отношении действующей власти, самим определить, кто будет представлять их на предстоящих выборах. Свою задачу я видел в следующем: сблизить позиции Гудкова и Яшина по формату праймериз до такой степени, которая позволила бы эту идею осуществить. Кое-чего на этом поприще добиться удалось.

Например, мы договорились о том, что все этапы голосования пройдут только в режиме off-line, то есть без использования интернета, что Алексей Навальный (и он такие гарантии дал) на стадии проведения предвыборной кампании откажется от поддержки одного из кандидатов (речь, разумеется, о Яшине) и вступит в игру только после появления единого кандидата от оппозиции.

Мы продумали и обсудили ситуацию с возможным вмешательством власти на стороне одного из кандидатов — была идея допустить к голосованию только москвичей с постоянной пропиской. Разумеется, не по всем вопросам сразу удалось договориться. Например, Илья Яшин не готов был согласиться с той ролью в определении единого кандидата, которую Дмитрий Гудков отводил муниципальным депутатам. Яшин считает, что она, эта роль, должна быть ограничена отсечением маргинальных кандидатов, а основное слово все же должно оставаться за рядовыми москвичами, поддерживающими оппозиционную повестку.

Большие сомнения вызывала и идея некоего Круглого стола как решающего фактора в определении победителя. (Думаю, что для начала не удалось бы договориться о составе этого самого Стола…) Было еще несколько вопросов, требующих компромиссов с обеих сторон.

В любом случае, учитывая важность вопроса, общественный интерес к происходящему, я считал все эти противоречия преодолимыми. Поэтому постоянно настаивал на общей встрече с обязательным участием Гудкова и Яшина, итогом который стал бы согласованный формат определения единого кандидата от оппозиции. Посредником на таких переговорах согласился быть высокопоставленный представитель партии ПАРНАС. Сторона Дмитрия Гудкова предложила в качестве полноправного наблюдателя за переговорным процессом одного из руководителей «Открытой России». Никто на это предложение не возражал. Мне казалось, что в какой-то момент мы очень близко подошли к определению конкретной даты начала переговоров, и, тем не менее, они не состоялись, и думаю, уже не состоятся.

Если вы заметили, я намеренно не даю никаких моральных оценок происходящему, а лишь ограничиваюсь сухой констатацией фактов. А они следующие: на протяжении всего этого времени Илья Яшин был готов начать переговоры с любой точки в любом формате. Чего, к моему глубокому сожалению, нельзя сказать о Дмитрии Гудкове. В конечно итоге именно его позиция не позволила прийти к соглашению о проведении демократических праймериз в Москве.

Итог печален — у Москвы не будет единого кандидата от оппозиции, что, не сомневаюсь, у огромного числа москвичей в принципе подорвет интерес к предстоящей кампании. И уже сейчас понятно, что закончиться она может только еще большим раздраем в протестной среде, что автоматически повлечет утрату интереса к конкретным выборам и доверия к политической оппозиции как важному общественному институту.

Боюсь даже представить себе, что начнется, когда, например, мэрия одному из наших кандидатов позволит пройти муниципальный фильтр, а другого на этой стадии отсечет. Так вот я этому «успешному» кандидату заранее не завидую — жизнь (даже политическая) на сентябрьских выборах не заканчивается. Именно эту простую мысль на протяжении всего переговорного процесса я пытался донести до обоих кандидатов. У меня не получилось.    

 

Фото: Россия. Москва. Дмитрий Гудков (слева на втором плане), член федерального политсовета движения "Солидарность" Илья Яшин во время акции в защиту политзаключенных на Пушкинской площади. Антон Новодережкин/ТАСС


 












  • Андрей Колесников: Конечно же Федермессер понимает, что её использует власть, но и она использует власть. Алексей Макаркин: Такой же подход был и в советское время, с некоторыми нюансами...

  • Meduza: В 43-м округе Москвы за место в городской думе будут бороться Любовь Соболь, Сергей Митрохин и Нюта Федермессер/

  • Кирилл Рогов: Между тем дилемма коллаборационизма - центральная проблема российской современности и центральный вопрос существования любой деспотии.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы в МГД — точка входа? Чтобы проверить, надо кликнуть
13 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть вопрос, в ответ на который большинство экспертов либо пожмет плечами, либо пустится в долгие абстрактные рассуждения, подкрепляя их историческими примерами. Формулируется он предельно просто: какое событие (череда событий) послужит катализатором нового общественного подъема в России? Опыт и России, и других стран показывает, что никакого твердого закона тут нет. Это может быть и жестокая расправа над одним из лидеров общественного мнения, и новый налог, усугубляющий бедственное положение существенного числа граждан, и, разумеется, выборная кампания. Причем — вовсе не обязательно общенациональная.
Прямая речь
13 МАЯ 2019
Андрей Колесников: Конечно же Федермессер понимает, что её использует власть, но и она использует власть. Алексей Макаркин: Такой же подход был и в советское время, с некоторыми нюансами...
В СМИ
13 МАЯ 2019
Meduza: В 43-м округе Москвы за место в городской думе будут бороться Любовь Соболь, Сергей Митрохин и Нюта Федермессер/
В блогах
13 МАЯ 2019
Кирилл Рогов: Между тем дилемма коллаборационизма - центральная проблема российской современности и центральный вопрос существования любой деспотии.
«Электронная демократия» и «поле чудес»
19 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Государственная дума приняла в первом чтении законопроекты об электронном голосовании на выборах депутатов Мосгордумы, на выборах глав регионов, а также о наделении избирательным правом в Москве граждан с временной регистрацией. Как объяснил представивший законопроект депутат от «Единой России» Александр Грибов, электронное голосование будет выглядеть так. Регистрируетесь на едином портале госуслуг. Подаете там же заявление об электронном голосовании. Выбираете цифровой участок. Подаете заявление на этом конкретном участке. При этом вас включают в электронные списки избирателей. Одновременно вы каким-то образом исчезаете из «бумажных» списков…
Прямая речь
19 АПРЕЛЯ 2019
Григорий Мельконьянц: О том, каким может быть электронное дистанционное голосование, мы можем пока предполагать только на основании обрывочных сведений...
В СМИ
19 АПРЕЛЯ 2019
ТАСС: Предусматривается создание в столице к единому дню голосования экстерриториальных цифровых избирательных участков, на которых жители других субъектов РФ смогут проголосовать...
В блогах
19 АПРЕЛЯ 2019
Парфенов Денис: Электронное голосование приведет к выборам без избирателей! Наблюдатели не смогут контролировать выборы и результаты. Зато ЦИК станет единолично распоряжаться результатами...
Как сенатор Лукин чуть было не стал Клишасом
10 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сенатор Лукин 9 апреля 2019 года отправил уведомление о том, что он отзывает свой законопроект «в связи с выявившейся необходимостью доработки отдельных положений». Проект закона, который Лукин отозвал, был внесен 3 апреля и по уровню разрушительности и реакционности вполне претендовал на то, чтобы встать в один ряд с самыми гнусными законодательными актами путинского правления: с «законом подлецов» о запрете иностранного усыновления, с «законом Яровой» о тотальном контроле спецслужб за интернетом, с недавним «законом Клишаса» об обязательном уважении власти и т.д.
Прямая речь
10 АПРЕЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Скорее всего, господина Лукина, выражаясь цинично, «развели». Вряд ли он сам придумал такой законопроект.