Что делать?
01 августа 2021 г.
Не та дорога, товарищи!
17 ФЕВРАЛЯ 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

На XIX ежегодной конференции из цикла «Леонтьевские чтения», прошедшей недавно в Санкт Петербурге, зал бурно аплодировал докладчику, рассказавшему о достоинствах кооперативного движения, о том, как кооперативы могут вовлечь в управление предприятиями трудовые коллективы, какой это перспективный путь развития общества. Из вопросов и выступлений участников конференции стало ясно, что немалая часть нашей интеллигенции по-прежнему находится в плену утопических идей «социализма с человеческим лицом», «рабочего самоуправления», «аренды трудовыми коллективами госпредприятий» и пр., доказавших свою несостоятельность. Это подталкивает нас обсудить некоторые обстоятельства.

 

Прежде всего следует провести границу между потребительскими и производственными кооперативами. Если члены садового товарищества вскладчину асфальтируют подъездную дорогу, то они ничего не производят, а лишь стремятся потреблять новое благо, т.е. платят за возможность пользоваться хорошим дорожным покрытием. А если жители какого-либо поселка создают потребительский кооператив с тем, чтобы открыть торговую точку, то они не ставят перед собой задачу получать зарплату или прибыль. Им просто нужно удобство.

Иное дело – производственный кооператив. Его создают ради получения дохода за счет производства товаров или оказания услуг. И в нем работники, как правило, являются его собственниками. Их цель не коллективно потреблять, а коллективно зарабатывать. Обычно они устанавливают для себя нормы выработки и оплаты труда. Прибыль кооператива составляет превышение его дохода над суммой затрат на зарплату, налоги, затрат на сырье и энергию. Ее обычно делят на две части: на долю прибыли, выплачиваемую членам кооператива в соответствии с их долями в уставном капитале, и на инвестиции, т.е. новые вложения в оборудование, помещения и пр. В этом разделении и кроется противоречие, убивающее производственные кооперативы.

Если вы обратитесь к опыту рабочего самоуправления в Югославии, опыту испанских и японских производственных кооперативов или опыту частных предприятий, подаренных предпринимателями своим работникам (так нередко делают в США), то убедитесь, что третий путь, задуманный между капитализмом и советским социализмом, так и не найден. Мешает человеческая природа, стремление людей, не откладывая на долгий срок, повысить свой уровень жизни. Рост зарплаты и суммы выплачиваемой доли прибыли для членов производственного кооператива намного привлекательнее вложений в оборудование.

Покажем это на примере. Предположим, что кооператоры создают свое предприятие с нуля. Сегодня простой россиянин реально может вложить в кооператив порядка 500 тыс. рублей. Исходя из средней доходности бизнеса 5–10%, кооператор может рассчитывать на прибыль до 50 тыс. в год или порядка 4 тыс. в месяц. А зарплата, например, в Петербурге может составлять 30-40 тыс. рублей в месяц. Но зарплата и прибыль – антагонисты: чем выше зарплата рабочих, тем выше себестоимость продукции и меньше прибыль.

Что кооператору выгоднее: требовать на общем собрании членов кооператива повышения расценок за работу (и тем самым уменьшать прибыль) или сокращать расходы на оплату труда, снижать себестоимость и тем самым повышать прибыль? Оказывается кооператору выгоднее увеличение зарплаты плюс рост доли распределяемой прибыли. Почему?

Потому что новое оборудование окупится лишь через несколько лет, и только тогда появится шанс получать что-то сверх произведенных затрат. Но семьи кооператоров не хотят ждать будущих доходов, они живут здесь и сейчас. Посему кооператоры обычно не хотят голосовать за новые инвестиции, это не в их интересах. Голосуют лишь тогда, когда речь идет о замене совсем уж устаревшего или вышедшего из строя оборудования. Краткосрочные текущие интересы работников-кооператоров оказываются важнее перспектив развития кооператива. Поэтому, например, в Испании законом о производственных кооперативах прописаны обязательные ежегодные отчисления работников в их капитал, добровольно на это кооператоры не идут.

Вкладывать деньги в развитие производства люди будут в двух случаях. Первый случай – если гражданин является хозяином предприятия, т.е. собственником, владеющим контрольным пакетом акций акционерного общества. Он живет не на зарплату, а на доходы от предприятия. Если он – директор, то для него зарплата лишь способ распределения причитающейся ему прибыли. Он может ее себе и не выплачивать вовсе, хотя и выполняет работу по управлению предприятием. А на инвестиции он согласен, ведь это же его предприятие!



Второй случай заинтересованности во вложениях прибыли в развитие производства имеет место тогда, когда мелкие акционеры не работают на предприятии, не получают там зарплату. Они – аутсайдеры. Но они и не заинтересованы повышать зарплату работникам. Если соглашаются на это, то только чтобы избежать убытков от забастовок. Даже если аутсайдеры – люди с минимальными доходами, выбравшие акции как форму сохранения своих сбережений, то на общем собрании они будут голосовать за решения по дивидендам и инвестициям, которые повысят цену акций. Антистимулов к развитию производства и внедрению новых технологий у них нет.

Интересно, что проблема отказа от инвестиций на предприятиях была и в Югославии, где в условиях рынка использовался принцип «рабочего самоуправления». Работники предприятия фактически были его совладельцами, но пока они на нем трудились. То есть были почти кооператорами. И там вложения доходов в новое оборудование теряли смысл для работников. Если человек уволится, то заработанные им и вложенные в форме инвестиций денежные средства останутся в виде нового оборудования на предприятии. Чтобы эти средства для него лично не пропали, пусть лучше они будут выданы на руки в виде зарплаты или распределяемой части прибыли. Именно по этой причине югославские предприятия не вкладывали достаточно средств в свое развитие и проигрывали в конкурентной борьбе с австрийскими и итальянскими соседями.

Аналогично отсутствовали стимулы к развитию предприятий и у советских рабочих, трудившихся на предприятиях, взятых в аренду (по Закону об аренде, принятом в 1988 году). При такой форме отношений шансов на развитие производства у таких предприятий тоже не было.

Из всего сказанного не вытекает, что капитализм (общественный строй, основанный на частной собственности и рыночных отношениях) не имеет пороков. Важнейший из них – монополизация рынка. Крупная частная торговая сеть заинтересована банкротить небольшие магазины. Разорив их демпинговыми ценами, она стремится не допустить появления новых, подкупает чиновников, чтобы те не выдавали лицензии конкурентам. Частная собственность не гарантирует порядочности собственников, они могут давать взятки и откаты чиновникам для получения льгот. Кроме того, монополизированный рынок, как правило, не может самостоятельно вернуться в состояние конкурентного. Требуется государственная антимонопольная политика. Когда американцы столкнулись с прожорливыми монополиями, Конгресс США в 1890 году принял антимонопольный закон Шермана. Многие компании-монополисты вынуждены были разделиться на конкурирующие мелкие компании.

Концентрация власти опасна в руках и автократа, и олигарха. Если олигарх имеет доход, сопоставимый с доходом небольшой страны, а его состояние превышает все ее активы, то это внушает беспокойство. Хорошо, если миллиардер заботится о судьбе человечества, как Билл Гейтс, жертвующий миллиарды долларов на борьбу со СПИДом, или Джордж Сорос, поддержавший своими средствами российских ученых в 1990-е годы. Но ведь есть и такие, как Бен Ладен…

Добавим, что только крупные компании в состоянии направлять огромные средства на разведку и добычу нефти и газа в районах Крайнего Севера. Мелким там делать нечего. Лишь крупные фирмы могут создать эффективную торговую сеть супермаркетов. Человеку с капиталом в 10 тыс. долларов это уже не по плечу. Но огромная экономическая власть, сосредоточенная в руках отдельных людей, опасна. Оставляет нам надежду только развитое гражданское общество, способное добиваться верховенства права. Общество, способное контролировать исполнительную власть через честно избранные представительные органы, через частные обвинения гражданами коррупционеров и казнокрадов, через гражданские иски в защиту групповых интересов. Такое гражданское общество (а не производственные кооперативы!) способно обеспечить должный уровень конкуренции, а значит – экономический рост страны.

Фото: leontief-readings.ru

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Швеция. Неприятие коррупции
26 ИЮЛЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Все народы учатся у соседей. Перенимают азбуку, осваивают науки и передовые технологии. Но, как показывает мировой опыт, самое полезное – перенимать у соседей обычаи и порядки, улучшающие жизнь граждан. Прежде всего это борьба со взятками, с разворовыванием денег налогоплательщиков. Даже малограмотный человек понимает, что коррупция бьют по интересам простых людей. Чиновник за откат готов завысить стоимость подряда на строительство дороги, но мы лишаемся многих километров дорог. Зато коррупция позволяет чиновникам и олигархам, обрекая нас на нищету, сколачивать миллиардные состояния. Как от этого уйти?
Как учат детей финны
24 ИЮЛЯ 2021 // ЕВГЕНИЯ ЛИТВИНОВА
Каждый  народ заслуживает  ту молодежь, которую имеет. Где-то молодых учат творить, а где-то ходить в солдатской форме с автоматом в руках. Согласно данным Всемирной организации интеллектуальной собственности,  по  числу полученных патентов  в 2020 году впереди всех Китай — свыше 1 млн  400 тыс., и США — более 620 тысяч. Россия может похвастаться жалкими 35 тысячами патентов. Разве не обидно?! В чем причина нашей отсталости? В наших порядках и обычаях. И прежде всего в школьном образовании. Сравним наши школы с финскими...
О чем говорят опросы Левада-Центра. Дайджест
12 ИЮЛЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россияне в большинстве своем политически аморальны. Особенно старшего возраста. Аморальность россиянина не в том, что он сам аморален, а в том, что не видит ничего особенного в том, что власть аморальна, коррумпирована. Это привычно. Россияне приспособились к репрессивному государству. «Средний» россиянин – бедный и не инициативный человек. Он привык жить в стране, где власть не подчинена обществу, а административный произвол – норма жизни. Это человек смирившийся, для которого двоемыслие – способ уживаться с властью. По данным последних опросов Левада-Центра, лишь 17% считают, что Путин и его окружение виновны в злоупотреблениях властью. 29% категорически отказываются в это верить.
Выборы президента РФ 1996: каково все-таки их качество?
2 ИЮЛЯ 2021 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
25 лет назад произошло важное для России событие. 3 июля 1996 года состоялся второй тур выборов президента РФ.  Борис Ельцин победил Геннадия Зюганова с солидным преимуществом в десять миллионов голосов: 53,83% и 40,30% соответственно. За две недели до этого первый тур прошел в равной борьбе, и разница составляла всего лишь три процента. Для двухтуровых выборов это вполне обычные показатели. По многим другим формальным параметрам это были самые демократические выборы в постсоветской истории.
О перспективах России
29 ИЮНЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Давайте задумаемся о перспективе России стать развитой страной с высоким уровнем жизни населения. Чем Россия отличается от европейских стран? Понятно, что в странах, где население неграмотно, не владеет азами счета и мало что понимает в технике, организовывать   прибыльные производства трудновато. Но россияне — народ образованный, в естественных науках разбираются.  Почему же в Европе уровень жизни простых людей намного выше, чем в России?  Хотя нефти и газа (за исключением Норвегии) в европейских странах нет?
Послание народу России от ведущих учёных-экономистов страны и мира
6 МАЯ 2021 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, сообщество экономистов, работающих в ведущих университетах России и за ее пределами, крайне обеспокоены траекторией развития Российской Федерации в последние годы. Мы считаем, что политические репрессии, отсутствие сменяемости власти и политической конкуренции уже привели к катастрофическим последствиям для российской экономики и дорого обойдутся ей в ближайшие годы. Мы требуем освободить Алексея Навального и прекратить незаконное преследование его сторонников и участников мирных протестных акций.1. «Потерянное десятилетие» – отсутствие экономического роста в 2010-х годах и угроза еще одного потерянного десятилетия – это невосполнимое экономическое отставание на многие годы вперед...
Гири на ногах россиян
8 МАРТА 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Если опросить прохожих, зачем политическая конкуренция нужна лично им, то большинство затруднится с ответом. Ведь живем же мы фактически без нее, оппозиция в Госдуме – фикция, россияне в подавляющем большинстве в деятельности политических партий не участвуют, надеются на доброго царя-президента. И почти никто не связывает болезнь, поразившую наше общество – повальную коррупцию – с отсутствием в Госдуме и региональных парламентах реальной оппозиции. Но действительно, может ли политическая конкуренция стать лекарством от этой заразы – коррупции?
Разговор за праздничным столом. О прозрачности доходов и оттоке капитала из России
24 ФЕВРАЛЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как обычно, 23 февраля друзья собрались за праздничным столом. С женами. Выпили, закусили и ударились в политику… Первым начал Лева. Он всегда старается ухватиться за главное. Вот и на этот раз его вопрос — прямо в десятку: Лев, физик: Господа! Мы с женой, еще до этой пандемии, в Финляндию к знакомым ездили. Пока туда пускали. И немало удивились. Вот где люди богато живут! Простые граждане, не тузы, не олигархи! Я даже не поленился и потом из Википедии цифры выудил. Оказалось, что у финнов уровень оплаты труда в пять раз выше, чем у россиян! И это примерно при тех же ценах и на еду, и на квартиры. А образование бесплатное, причем лучшее в мире! У финнов средняя зарплата 3400 долларов в месяц, а у нас всего 630! Хотя залежей газа и нефти в Финляндии нет. Почему такая разница?
О роли личности самодержца
18 ФЕВРАЛЯ 2021 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Массовые демонстрации в поддержку Алексея Навального, беспредел силовиков, задержание тысяч протестующих, судебные процессы над ними — все это свидетельствует о том, что в России сохраняется исторически сложившаяся форма власти — самодержавие. Диктатура, при которой властитель несет ответственность только перед самим собой за все свои дела и прегрешения. А страна — его большое имение. В развитых странах президентом или премьером народ выбирает политиков и экономистов, цель которых экономическое и культурное развитие страны. И реализуют эти лидеры свои полномочия в рамках разделения властей, системы сдержек и противовесов, когда исполнительная власть контролируется избранниками народа. В постсоветских странах все устроено иначе.
С Ельциным нам повезло!
3 ФЕВРАЛЯ 2021 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Людям всегда нужен вожак, лидер. Мы же существа стадные. Но лидер может завести свой народ в болото нищеты, вооружив при этом армию ядерным оружием, как сделал это в Северной Корее Ким Чен Ин. А может, как Ли Кван Ю, привести народ Сингапура к высочайшему уровню жизни населения. Ленин и Сталин затащили нас в болото административно-командной системы, а Ельцин вывел Россию к рынку, к конкуренции – двигателю прогресса. Встань во главе России Зюганов, Лигачев или Романов, мы бы до сих пор барахтались в советской трясине. Нам действительно повезло с Ельциным!