КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахЧекистский феодализм

10 ОКТЯБРЯ 2007 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
giftsgalary.ru
Не все читатели «ЕЖа» согласились со мной, когда я предположил, что российская политология все же не умерла. Но статья главы  Госнаркоконтроля Виктора Черкесова во вчерашнем номере «Коммерсанта» убедительно доказывает – политология жива. И политика жива. Просто это весьма специфическая политология, описывающая весьма специфическую политику. Автор талантливо и, не исключено, даже искренне описывает современную историческую ситуацию, объясняя, почему «чекизм» стал средством спасения Отчизны: «Страна в начале 90-х годов пережила полномасштабную катастрофу. Известно, что после катастрофы система рано или поздно начинает собираться заново вокруг тех своих частей, которые сумели сохранить определенные системные свойства… Именно в таком смысле "чекизм" может быть принят к рассмотрению. Рыхлое, неоднородное, внутренне противоречивое и далеко не однозначное сообщество людей, выбравших в советскую эпоху в качестве профессии защиту государственной безопасности, оказалось в социальном плане наиболее консолидированным… Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый "чекистский" крюк. И повисло на нем».
Согласитесь, российское общество, повисшее на "чекистском" крюке, – образ более чем выразительный. Куда там фильмам ужасов. Но по Черкесову – здесь как раз и спасение: повиснув, Россия не упадет в пропасть.
Отдадим должное автору, он вовсе не идеализирует свою корпорацию: «Реальные законы нашей профессии порождают многочисленные издержки. Безоглядно воспевать такое ремесло могут только дети младшего и среднего школьного возраста». Но, считает он, при этом чекистская корпорация «создала из хаоса какой-то минимальный порядок».
Говоря о дальнейшем развитии ситуации, Черкесов рисует три возможных сценария. Идеальный: в стране под присмотром квартальных надзирателей, пардон, чекистов, вдруг ни того, ни с сего развивается гражданское общество. И благородные рыцари плаща и кинжала добровольно отказываются от управленческих функций, добровольно перестают спасать Родину и превращаются в обычную профессиональную группу. Ну что-то вроде профсоюза ассенизаторов. Но, похоже, и сам Черкесов в такую перспективу не верит.
Другой сценарий – апокалипсический. Из-за подрывных акций, разнузданной критики и, главное, внутренних противоречий «крюк» разваливается. А страна, лишенная спасительной опоры, летит в тартарары.
И, наконец, наиболее реалистичный и в то же время позитивный сценарий – «достроить корпорацию и обеспечить с ее помощью долговременную стабильность и постепенный выход из глубокой социокультурной депрессии». Оказывается, «внутри закрытых обществ есть определенная градация. Они могут быть относительно здоровыми и способными набрать потенциал для перехода в открытость. А могут быть источниками системного саморазрушения».
Собственно говоря, сама статья и представляет собой страстный призыв не допустить саморазрушение чекистского сообщества. Повод более чем серьезный: недавно коллеги из ФСБ и только что созданного Следственного комитета арестовали ближайших сотрудников Виктора Черкесова. Глава Госнаркоконтроля видит здесь, и не без оснований, доказательство начавшейся свары в чекистском сообществе. «В этой войне не может быть победителей. Такая война "всех против всех" закончится полным распадом корпорации. Крюк истлеет, окончательно разрушится от внутренней ржавчины. Начнет распадаться вся общественная конструкция», — предостерегает Черкесов.
Спасение же он видит в том, чтобы вся корпорация вернулась к соблюдению норм, единых для всех членов сообщества. Поразительно, дипломированный юрист говорит о «нормах» и «правилах», старательно избегая употреблять слово «закон». Потому что следование законам, применимым ко всем гражданам без исключения, ликвидирует корпорацию. И, когда Черкесов старательно перечисляет все нарушения и несуразности, допущенные при аресте и задержании генерала Бульбова, руководителю Госнаркоконтроля и в голову не приходит, что такие претензии могут быть предъявлены к расправе над десятками людей, над тем же Михаилом Ходорковским, к примеру. Ну еще бы, в одном случае корпорация разбирается с потенциальным разрушителем России. А в другом — по недомыслию те же способы применены против соратников по спасению Родины. По сути дела, вся статья – это призыв в коллегам-чекистам перестать крысятничать и начать жить по понятиям.
Один раз в тексте, там, где Черкесов указывает на возможные негативные тенденции развития общества, управляемого чекистами, мелькнуло слово «неофеодализм». В действительности же вся статья, хочет того автор или нет, является порождением сугубо феодального сознания (впрочем, не раз уже было замечено, что крупные преступные группировки живут как раз по феодальным законам). Чего стоит хотя бы такое утверждение: «Долг любого руководителя — карать виновных и защищать оболганных». Именно такая ментальность вменялась владетельному барону, являющему перед подданными воплощение закона. А страстные инвективы по адресу тех, кто забыл о долге и стал совмещать службу с бизнесом? «Нельзя позволить, чтобы воины становились торговцами», — ну так и представляешь ветерана крестовых походов, который вдруг с ужасом обнаружил, что тамплиеры занялись ростовщичеством. Или самурая, скорбящего о наступившем после революции Мейдзи упадке нравов.
Не знаю, верит ли сам Черкесов в возможность того, что в двадцать первом веке государством может управлять орден благородных меченосцев. Если, к тому же, никакого ордена нет и никогда не было. Была компания путинских сослуживцев, расставленных на высокие государственные должности. И объединяло сие сообщество вовсе не страстное желание спасти Родину, а элементарная зависть, ощущение того, что они были обойдены при первом дележе собственности. Они были вместе, пока нужно было отнимать имущества у других. Но как только собственность оказалась поделенной, выяснилось, что преумножать нажитое можно, только отняв у своего же брата-«меченосца» — другие-то пути «рыцари» все эти годы старательно перекрывали. Тем более что сюзерен так и не объявил, каким образом он будет управлять нашим королевством в будущем. То ли регентом себя объявит, то ли папой римским. Самое время отхватить кусочек.
Одним словом, страна вступила в период феодальных войн. Честно сказать, я бы не особенно печалился, если бы бароны-разбойники перерезали друг друга. Одна беда, в ходе таких войн разоряют не только замки, но и хижины вокруг.       
        

 

Обсудить "Чекистский феодализм" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Чекистский крюк-2 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Генерал Крюк // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Лучший из них // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Эпистолярная рапсодия // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Такие разные письма // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Былое величие и спокойствие // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Письмо Черкесова: заявка на лидерство // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ