КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеНа бюллетень!

9 АВГУСТА 2008 г. АНТОН ОРЕХЪ
chinadaily.com.cn
Опять на бюллетень. Опять болеем. Как при всякой серьезной болезни, будем хворать две недели, даже две с небольшим, и потом еще какое-то время «добаливать», уже вернувшись к нормальной жизни. О том, что вот-вот захвораем, организм сигнализировал несколько последних дней. Он намекал, что заболевание неизбежно, и мы готовили себя к нему. Теперь, как все порядочные больные, постараемся больше времени проводить дома у телевизора или за чтением. Читать будем газеты и компьютер. Смотреть будем Олимпиаду. Ею, собственно, мы и станем болеть.

Страсти по поводу бойкота пекинских Игр из-за Тибета утихли. У нас здесь с вами тоже была жаркая полемика. Что ж, не столько с гордостью, сколько в качестве констатации могу заметить, что ваш покорный слуга оказался прав. В том смысле, что никакого бойкота не будет, что все страны приедут, что государственные тузы если и пропустят церемонию открытия, то как бы между прочим, не говоря о протесте прямо, мол, есть другие важные неотложные дела. Интересы публики, бизнеса и телевидения не позволили мировой солидарности и общему возмущению подняться выше уровня слов с высоких трибун и не очень массовых беспорядков активистов правозащиты.

Раз уж политика не затмила собою состязания до сих пор, хочется, чтобы этого уже и не произошло — ни во время Игр, ни после них. Я, конечно, уже про нас говорю. До сих пор для российских спортсменов этот год был удачнее некуда. Даже футболисты выдали такое, что у всех на лоб полезли глаза и остальные части тела, а граждане сотнями тысяч, миллионами праздновали на улицах каждую победу и каждый гол.

Теперь президент Медведев то напутствует атлетов, то шлет им телеграммы, то звонит в раздевалки чемпионов, то принимает их в Кремле и загадочной резиденции «Майендорф», о существовании которой я впервые узнал во время встречи как раз с этими самыми футболистами. Спорт провозгласили национальной идеей. Спорт окрестили основным источником патриотизма и наделили полномочиями по поднятию России с колен. Спорт — это теперь как война, а войны мы проигрывать не привыкли. Поэтому не хотелось бы, чтобы в случае возможных неудач к ним отнеслись как к оставлению Москвы Кутузовым, отступлению в 1941-м, как к Цусиме и Аустерлицу, а также сдаче Козельска Идолищу Поганому. Вспомним истерические пляски в Солт-Лейк-Сити, когда и проигрывали наши, и на допинге ловились — и во всем виновата была Америка. Так что дай бог нашим выступить хорошо еще и по этой причине — не хватало нам новых поводов ссориться с НАТО, Штатами и ОБСЕ.

Тех, кто ждет Олимпиады с содроганием, хочу успокоить: таких гуляний, как во время июньского футбола под окнами однозначно не будет. Специфика не та. Там один вид спорта, одна команда, один матч в несколько дней и внимание концентрируется как лазерный луч. Здесь же 302 комплекта наград за 16 дней! Все время кто-то где-то бежит, плывет, играет, стреляет, дерется и борется. За всем не уследишь, только успевай щелкать пультом, листать газеты и кликать сайты. Пока будешь праздновать одну победу, рискуешь пропустить еще несколько.

Уже не первый раз Игры спланированы таким образом, что поначалу нашим болельщикам придется грустить и недоумевать. Именно в это время особенно сильны настроения «разобраться», заклеймить позором, выявить злоумышление со стороны той же Америки и т.п. Потому что в первое время в неофициальном (но всем известном и всеми отслеживаемом) медальном зачете мы будем не первыми. И не вторыми. И, скорее всего, не третьими. Возможно, даже не в шестерке. Это время «ненаших» видов. Сколько Игр освещали в эфире, и всякий раз начинаем за упокой с разговорами, что нам ничего не светит, а финишируем мощным накатом под песню о проявленных морально-волевых. Так, скорее всего, будет и на сей раз.

У нас есть замечательный парень, бегун на 800 метров Юрий Борзаковский. Вот это его стиль. До последнего поворота держаться в хвосте группы, а потом рывком вылетать на пьедестал. На какую же ступень вырулит Россия? По идее на третью. Американцы, как всегда, объективные мировые лидеры. Но Китай положил на спорт дикие ресурсы, колоссальные силы приложил. Они давно поставили на олимпийский престиж. А домашняя Олимпиада — вершина всего! Плюс сумасшедший климат, сумасшедшая публика, лояльные судьи и лояльный допинг-контроль. Так что могут и обойти Америку.

К слову о допинге. Думаю, что про него говорить будут каждый день. И поймают, думаю, достаточно народу. Бомбы ежедневно рвутся уже до старта. И рвутся неслучайно. На войне как на войне. Надеюсь, что основную массу наших все-таки успели «положить» до старта, выбив группу легкоатлетов, велосипедиста и стрелка, а вместе с ними с полдюжины медалей. Вообще такой зачин может привести только к двум полярным результатам. Или, начав с допинг-скандалов, мы и все Игры пройдем в неудачниках, и тогда скажут, что запас удачи был израсходован в первой половине года на футбол-хоккей.

Или же выйдет по-другому. Мы же не можем трудиться в комфортных условиях, когда все благополучно. Нужен стресс. Нужна стартовая неудача с элементами позора. Что ж, позор в виде допинга есть. Плюс травмы выбили несколько ценных кадров — одна Шарапова чего стоит. Так что сам бог велел показать всему миру кузькину мать. Третьего, то есть среднего, нам, как правило, не дано. Так что будем жить в обнимку с телевизором и болеть во всю мощь своего здоровья, не нарушая при этом покоя мирных граждан гуляниями во дворе, не призывая по случаю победы грузинского чемпиона отвоевать в отместку Цхинвал, не сжигая звездно-полосатый флаг после очередного американского золота и не обзывая «узкоглазыми» добродушных хозяев Олимпиады при всем сочувствии к действительно угнетенному ими Тибету.

 

Обсудить "На бюллетень!" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Три года экологу Витишко // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Поправляйся, Маша! // АНТОН ОРЕХЪ
Путин и девочка на коньках // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
За оскорбление чувств болельщика... // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Почему я против Олимпиады // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Будут вам Игры, йо-хо-хо-хо-хо! // АНТОН ОРЕХЪ
В блогах //
Прямая речь //
В СМИ //
Опять неправильный вопрос // ЛЕОНИД ГОЗМАН