КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеНе страшно

20 НОЯБРЯ 2008 г. АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

 

 

Юрий Лужков в программе «Познер» высказал мнение, что выборность глав регионов лучше их нынешнего подбора — фактической назначаемости. Дмитрий Медведев в ответ назвал изменение современной системы формирования губернаторского корпуса нереалистичным и недопустимым и прямо разъяснил, что если кто-то из губернаторов ею недоволен, то они могут написать заявление об уходе. На первый взгляд, ситуация кажется сенсационной — один из опытнейших глав регионов совершил роковую ошибку, угрожающую скорым смещением с должности. На самом деле все сложнее.

В российской политической истории последних полутора десятилетий была масса дискуссий — о соотношении полномочий президента и правительства, о возможности внесения поправок в Конституцию, о порядке формирования Совета Федерации и системе выборов в Государственную думу. При этом на характер дискуссий серьезное влияние оказывает конкретная политическая ситуация. В 90-е годы преобладало мнение, что необходимо усиление полномочий парламента за счет президентских, в последующий период — прямо противоположное. Это неудивительно — большинство участников дискуссий являются практиками, которые оценивают ситуацию и ее перспективы, исходя не из абстрактных правовых соображений, а из оценок конкретных персоналий, которые могут использовать изменения к своей выгоде (достаточно сравнить по степени дееспособности Бориса Ельцина и Владимира Путина).

Однако в прошлом году, в период подготовки к думской избирательной кампании, стало казаться, что дискуссии сходят на нет. Приоритет был отдан управляемости, и дискуссии признавались как фактор, расшатывающий политическую стабильность, воспринимавшуюся как высшая ценность в период проведения «операции Преемник». Многие темы фактически выводились за пределы серьезных публичных дискуссий, становясь уделом политической периферии, маргинализируясь. Например, речь шла о таких основах партийно-политической системы как 7%-ный избирательный барьер и 50-ти тысячный минимум членов политических партий. Впрочем, насчет последнего вопроса ситуация была не столь однозначной — в СМИ «вбрасывались» утечки о возможном повышении этого минимума до 100 тысяч. Понятно, что к дискуссиям такие предложения не располагали, а способствовали лишь запугиванию коммунистов, единственной системной оппозиции в нынешней Думе.

Однако в нынешнем году ситуация серьезно изменилась, многие вопросы, казалось, решенные на длительную перспективу, снова стали обсуждаться. Речь идет не только об общем векторе развития страны, хотя и здесь есть примечательные явления. Достаточно привести обширную цитату из Послания президента Дмитрия Медведева Федеральному собранию: «Государственный аппарат у нас в стране — это и самый большой работодатель, самый активный издатель, самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе, в конечном счете, народ. Такая система — абсолютно неэффективна и создаёт только одно — коррупцию. Она порождает массовый правовой нигилизм, она вступает в противоречие с Конституцией, тормозит развитие институтов инновационной экономики и демократии». Ранее подобная критика исходила только от оппозиции. Но интересны и другие аспекты Послания — обещано снижение минимального числа членов партий, сделаны некоторые шаги навстречу партиям, которые не преодолевают 7%-ный барьер (что может стать первым шагом к его снижению).

Более того, стало меняться отношение к президентской критике. Вспомним обвал акций «Мечела» и всего фондового рынка, когда Владимир Путин предложил вызвать доктора к владельцу этой компании Игорю Зюзину. И вспомним более резкую критику Медведева в адрес золотодобывающей компании «Полюс Золото», когда президент даже намекнул на возможный отзыв лицензии. Бизнесмены приняли претензии главы государства к исполнению, а рынок никак не отреагировал на его слова, не воспринимая их как страшную угрозу, которую стоит понимать расширительно, вспоминая прецедент ЮКОСа. Слова Медведева не вызывают страха, воспринимаются как конкретные претензии, не ведущие к фатальным последствиям для объектов критики.

Вернемся к теме высказывания Лужкова. В рамках дискуссий вполне закономерен и вопрос о губернаторских выборах — в нынешнем году ее уже поднимали поволжские лидеры Шаймиев и Рахимов. Нынешний кризис дает дополнительные аргументы для этой идеи — авторитетные, прошедшие через прямые выборы главы регионов получают дополнительную легитимность, обладают более высоким доверием населения региона. Хорошо известно, что в период кризисов вопрос доверия приобретает значительно большее значение, чем во время экономического роста. В случае социальных потрясений избранный губернатор лучше сможет успокоить людей, его позиция будет воспринята с большим пониманием. Разумеется, можно привести примеры неразумного решения граждан, но точно также есть примеры и ошибочного выбора федерального центра (Колесов в Амурской области, Тишанин в Иркутской области).

Однако, наряду с разрешением дискуссий, Медведев установил и ограничитель для них. Представители вертикали власти не могут критиковать решения, этой властью принятые; их возможности участия в дискуссиях уменьшаются, по сравнению, например, с независимыми экспертами, не обремененными государственной службой. Понятно, что теперь ни Лужков, ни его коллеги не будут поднимать этот вопрос (что, однако, не выводит его из публичного пространства — тем более что кризис может давать для этого поводы). В то же время и серьезных последствий для мэра Москвы ожидать вряд ли приходится, учитывая стилистику президента Медведева.

Автор — вице-президент Центра политических технологий

Обсудить "Не страшно" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Сдача Лужка // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Кепка третья. Луч света в смрадном царстве // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Сливы как пища для ума // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Первая кепка. Победитель получает все // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Оборона Лужка -3 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Я защищаю НТВ! // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Итоги недели. Время оценить хорьков // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Оборона Лужка - 2 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итоги недели. Оборона Лужка // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
256 599 994 рублей 36 копеек // АНТОН ОРЕХЪ