КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииДвадцать лет спустя. Из-под плит

13 ФЕВРАЛЯ 2009 г. АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

 

germanych.livejournal. com

 

Если попытаться резюмировать последний, несомненно, блестящий текст Леонида Радзиховского, опубликованный в «Ежедневном журнале» (никогда не позволял себе оценивать творчество авторов «ЕЖа», но тут уж деваться некуда), то гнетущее чувство безысходности волей-неволей в первую очередь выталкивает на поверхность сознания это самое беспощадное «ПРОСРАЛИ». Точный, безжалостный и в определенном смысле исчерпывающий анализ двух прошедших десятилетий в своей описательной части не оставляет места альтернативным трактовкам. Всем нам остается собраться в каком-нибудь заранее условленном месте, понурив головы, обменяться мрачными взглядами и честно признаться друг другу – действительно просрали. Я, кстати говоря, подозреваю, что небесполезное могло бы получиться мероприятие — обменялись бы впечатлениями, воспоминаниями, планами на будущее… «Вы, Семен Семенович, что просрали?... Ах, это… А я вот это… А сколько Иван Иванович просрал… А вы, Зинаида Петровна, вообще все просрали… Ах, не все… А дальше, что собираетесь делать? Просирать оставшееся… Ну, счастья вам…»

Если кто-то думает, что я шучу, то совершенно напрасно. Более того, я даже уверен, что в конце концов в том или ином виде такое действо непременно состоится. И кризис, кстати, самое правильное время для подведения итогов. Радзиховский, конечно, настаивал бы на определении «окончательных». А я, такой смешной и наивный оптимист, позволю себе навязать вам другое — «предварительных». Предвижу кривые скептические улыбки. И все же…

 

Подозреваю, что в этом месте ушлый читатель ждет от меня мощной доказательной базы вышеприведенного тезиса. Дескать, порадуйте нас, дорогой автор, своей неиссякаемой верой в светлое будущее и в неизменную победу добра над злом. И главное — про нашу роль в этом процессе. Нам про это читать по кайфу. Мы сразу вырастаем в собственных глазах, будоражащее чувство гражданского самосознания разливается по нашей кровеносной системе, заполняет все клеточки, мозг начинает лихорадочно работать, в голове рождаются картины будущих героических побед. У нас розовеют щеки, появляется дрожь в пальцах. А если еще нахлынут воспоминания… «Послушайте, Зинаида Петровна, вы помните, как я положил гвоздичку на танк? Ну как же не помните? Красненькую такую…Прямо на гусеницу и положил»… «А я стул на баррикаду принес…Хороший, кстати, был стул, почти новый….Вы, Семен Семенович, его потом на дрова разломали… Но костер развести так и не успели – все кончилось, мы победили, и я ушел домой… Без стула, конечно… Но жена слова не сказала…»

memorial.krsk ru

В этом месте я предлагаю особенно впечатлительным гражданам на время прервать чтение. Можно выйти на прогулку, можно просто попить чайку. Главное – успокоиться. Потому что так перевозбуждаться крайне вредно. В любом возрасте. Вам каждый доктор скажет. Да и пустое это все… Поскольку прав Радзиховский – последующие двадцать лет (пусть – чуть меньше) списали нас в утиль. И мы совершенно этому не сопротивлялись. И тому виной не кровавый режим, не Путин, не олигархи, не жлобская сальная бюрократия, не вечно мычащие депутаты – мы сами добровольно, практически строем залезли в этот унитаз и спустили воду. И теперь несемся по зловонным трубам в известном направлении. Впрочем, мы не сильно переживаем по этому поводу. Оказалось, что и в канализационной трубе можно устроиться с относительным комфортом. Ну, да, конечно, воняет. Конечно, вокруг в основном дерьмо. Ну так нам не привыкать – слава Богу, пожили при коммунистах. Но чекисты кормят нас лучше коммунистов, одевают, обувают приличнее, да к тому же дают время от времени побаловаться вот таким публицистическим трендежом. Словом, жить можно. Правда, Зинаида Петровна?

Наверное, большинство сейчас скажет: «Это не про меня». Про тебя, мой друг, про тебя. Не питай особых иллюзий. Это ты добровольно покинул страну под названием Россия. Кто в буквальном, но большинство, конечно, в переносном смысле. А на освободившемся месте выросла плесень. Закон природы. И сам ты уже весь в этой плесени и ни на что больше не годен.

Так на чем же зиждется мой сдержанный оптимизм? На очень простом и сугубо практическом соображении. Я все еще время от времени встречаю людей с горящими глазами. А люди с горящими глазами не могут долго плавать в дерьме – они пытаются из него выбраться. И смыть плесень со стен. Тем более что нынешняя плесень будет пожиже давешней. Но это все, к сожалению, не про нас.

Кстати, я надеюсь, все поняли, кого я имею в виду, говоря «мы». Да, вас в первую очередь, Семен Семенович…

Версия для печати
 



Материалы по теме

Дерьмо в глазури // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Навальный — мой президент // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Радзиховский. Проблема с бейджиком? // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Уточнение профессии // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Три грани Радзи-таланта. Грань третья.
«Но странною любовью»
// ВЛАДИМИР НАДЕИН
Двадцать лет спустя. Опыт революции.
Часть III
// АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Двадцать лет спустя. Опыт революции.
Часть II
// АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Сколько лет спустя? // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Двадцать лет спустя // ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ
Транзит (4) // ГЕОРГИЙ САТАРОВ