КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииПессимизм-оптимизм мнимостей

4 МАЯ 2009 г. БОРИС СУВАРИН

 

РИА Новости

«Выборов» в России нет — Сочи это еще раз (1001-й раз) показало.

«Выборы» — это не когда голоса точно считают.

И не когда борьба ведется по правилам.

«Выборы» — это когда избирателям НЕБЕЗРАЗЛИЧНО то, что происходит.

Избирателям в России это очевидным образом абсолютно безразлично. Ровно и только поэтому оно и происходит: сучка не захочет — кобелек не вскочит. Есть такая пословица…

Что выборы — не роскошь, а средство передвижения, не считает НИКТО. Доказательство? Элементарно, Ватсон: никто ВСЕРЬЕЗ и не думает переживать по их поводу. Попробовали бы отламывать такие шутки, как в Сочи (да не такие, а в сотую долю такие!), несколькими десятками километров ниже — в Грузии, или Молдове, или, кстати, в Абхазии…

Выборы никто не считает чем-то серьезным, потому что вообще ПОЛИТИКУ не считают чем-то заслуживающим внимания. В этом тоже народ и партия едины.

Меня часто «упрекают» в пессимизме относительно российской политики и ее перспектив. Вот так обвиненьице! Интересно — а что же должен говорить ОПТИМИСТ?!

Возьмем самое наглядное — только персоны.

Национальный лидер — Он. И без всяких кавычек — кому-то известен другой лидер нации, о котором слыхала нация? Партия — «ЕР. Председатель ЦИК — Чуров. Председатель парламента — Грызлов. Коммунист — Зюганов. Националист — Жириновский. Политический оппозиционер — … ну, пощажу нежные чувства читателей «ЕЖа». Имена вызывают ненависть, а мне они и даром не интересны. Подставьте ЛЮБОГО — все равно хороши. Вождь недорослей — Лимонов. Политолог — Кургинян. Публицист — Шевченко. И так — на протяжении минимум ДЕСЯТИ ЛЕТ. Может, я кого забыл? Извините… Больше на поляне ни одного пенька разглядеть не могу. Остается еще и сама народная поляна — в окурках, пакетах, бутылках и еще менее вкусных вещах…

Видимо, оптимист должен восхищаться ВСЕМ ЭТИМ, ибо больше НИЧЕГО НЕТ. Таких оптимистов хватает — на ТВ, например, сплошные оптимисты на контракте. Есть, как известно, «исторические оптимисты» и в оппозиции — «товарищ, верь!»… А вот я как-то не верю. Даже не пойму — ВО ЧТО верить-то? И имею для этого некоторые основания.

«Персонажи» — не с Марса рухнули.

«Персонажи» явились и закрепились (а ДРУГИЕ — так и не появились) потому, что РОВНО ЭТОГО НАРОД ОТ ПОЛИТИКИ И ЖДЕТ. Точнее, ничего иного не ждет. Если уж «вы все» — политики, выборы и т.д. — зачем-то «есть по нашу душу», так пусть хоть шоу будет… С паршивой овцы… Что ж, потребитель всегда прав. Заказывали — получите. Тех же паршивых овец, но умеющих СМЕШНО блеять.

«Пить не будете? Голые танцевать не будете при Луне? Эх! Прокачу!»

 Так общество понимает «политику» — такую политику оно и ИМЕЛО до поры до времени.

 И когда эту «политику» ликвидировали, а на бетонном пустыре поставили — неизвестно для какого заранее ненавистного ревизора из ЕС — декорацию, изображающую вообще неведомо что — никто и ухом не повел. Никто перемену (подмену) не заметил — да не так уж она и велика была, по совести. В 1990-е шоу имитировало серьезную публичную политику, которой и тогда не было. Ну а потом по законам жанра появилась вторая производная — совсем рептильное шоу Соловьева-Шевченко, имитирующее прежние парламентские шоу. Вот мы и до мышей дотехнологизировались: политические события остались одни — закрытие ТВ-шоу… Иногда рядом с этой давно стершейся декорацией кто-нибудь встанет, помочится (в России живем!) и дальше пойдет. Вот, пожалуй, единственное ПРАКТИЧЕСКОЕ использование «политических институтов в контексте общества».

Соответственно, политическая журналистика в РФ — сообщение свежих сведений о мнимых величинах, «как если бы» это были числа натурального ряда.

Политтехнологии — имитация «действий» с мнимыми величинами, как если бы это были натуральные числа.

Политические рассуждения «профессионалов» и «скорбных ежей-любителей» — анализ мнимых величин, выяснение «зависимостей между ними», как если бы речь шла о натуральных числах.

Но поскольку долго и искренно ваньку валять НЕВОЗМОЖНО, то всем на самом деле — стыдно. Со стыдом ругаются… непонятно с кем и за что. Со стыдом спорят… непонятно с кем и о чем. Деньги делят, конечно, без стыда, но… с отвращением. «От себя — и с ненавистью, с ненавистью».

Может показаться, что насчет «стыда» я загнул — какой уж стыд у профессионалов! Так-то оно так, но, как всегда, скрытые чувства прорываются в оговорках или недоговорках. Например: ругаться могут «почти искренно», а вот выдавить из себя «искренний пафос» НИКТО не в состоянии. Ни власть ни ее противники. И еще — стеб, стеб, утомительно-вечный стеб. Если человек постоянно стебется — это признак невроза, неуверенности, желание прикрыть срам. А если — общество в целом? И цинизм и воровство, ставшие АБСОЛЮТНЫМИ НРАВСТВЕННЫМИ ИМПЕРАТИВАМИ ЭЛИТЫ. Что ж так-то? Ну а как иначе? Что ж поделать, когда кроме воровства делать все одно — нечего?..

Рыба с головы тухнет, но и тело тоже «пованиват». Население по мере сил старается жить по тем же этическим нормам. Поскольку же «политический нерв» даже и у наших людей есть, то его раздражают — рассказами об американском империализме, который мечтает… ну, мечтает что-то там сделать нашему офигенно духовитому Величию... А мы ему зачем-то не даем… Или рассказами о злых чекистах, которые испортили все тот же наш офигенно прекрасный народ, да пес с ним, народом, они же, суки, не дают нам-интеллигентам, НАМ САМИМ — а уж лучше нас-то, понятно, никого и быть не может! — жить свободно, в соответствии со своей Высокой Породой. За такими рассказами и коротаем времечко…

Вот такие пироги.

Все это — дела давно всем известные. И пусть кто-нибудь объяснит, что такое понимание — плод «пессимизма», «мизантропии»…

Растет же наша общественно-политическая Система не с Лубянки/Старой площади, а прямиком из национального менталитета. Из какового менталитета растут, в свою очередь, все Лубянки и площади — хоть Новые, хоть Старые. Это случай, когда нелишне понять, что первично — яйцо или курица, чтоб зря не ругать (бить-то ни у кого ни сил, ни храбрости нет) каменные яйца. Так вот-с — первична курица, которая раз за разом несет эти яйца.

Не стану еще раз переписывать знаменитое стихотворение Пушкина. Напомню лишь прозой: А.С. объясняет, что не желает «зависеть от царя, зависеть от народа», а желает он по прихоти своей «слоняться здесь и там». То есть — политика В ПРИНЦИПЕ НЕ НУЖНА, а нужна сугубо личная воля. Он считал (или делал вид), что ЛЮБАЯ политика волю только ограничивает.

Так же и Толстой.

Левин («Анна Каренина») объясняет братцу-либералу, который уговаривает его заняться «земской деятельностью», — а шел бы ты, брат, лесом! «Наши учреждения (земские) и все это — похоже на березки, которые мы натыкали, как в троицын день, для того, чтобы было похоже на лес, который сам вырос в Европе, и не могу я от души поливать и верить в эти березки!»

Умный и честный русский человек видит ИМИТАЦИОННУЮ ДЕМОКРАТИЮ — ее ПРЕЗИРАЕТ, а вот другую создавать не умеет и не желает.

Брат-либерал же знай себе бубнит: «Березки не натыканы, а которые посажены, которые посеяны, и с ними надо обращаться осторожнее. Что же касается до того, что тебе это не нравится, то, извини меня, — это наша русская лень и барство, а я уверен, что у тебя это временное заблуждение, и пройдет».

Ну вот и разобрались.

Оптимисты так все и считают — 150 лет это «временное заблуждение» и «скоро пройдет», хорошие граждане начнут всерьез относиться к «гражданскому обществу» и, так сказать, его «выращивать, как в Европе», вопреки бяке-власти.

Пессимисты считают, что УЖЕ ПРОШЛО — и давно. Вместе с помещиками Левиными, которых ухайдакали крестьяне Фоканычи под водительством комиссаров Левиных. А потом — еще разок, вместе с докторами наук Левиными, внуками комиссаров Левиных, которые отбыли на историческую родину в Силиконовую долину…       

Пофигизм, научно именуемый «отчуждение от власти», фаталистическая покорность власти — основа национального политического сознания. Был у дворян/крестьян в XIX веке, укрепился у работяг и «образованщины» ХХ века, приобрел новые краски у офисного планктона и пенсионеров в XXI веке.

Ну а о двух других составляющих национально-политического сознания — вере в халяву и взбадривании себя понтами — долго распинаться тем более нечего.   

Имитационная политическая показуха «с выборами» остается, тем более политтехнологам тоже надо чем-то рот занять и что-то в рот положить. Брюзжащая на власти (а в душе, страшно сказать – и на НАРОД!) «прослойка», которая или живет внутренними эмигрантами, «под собою не чуя страны», или, в качестве эмигрантов, все равно продолжает «спасать Россию» — тоже никуда не денется, вечно-пожухлое растение в наших широтах…

Но все это, как говорится, к жизни отношения не имеет.

А вот ПОЧЕМУ национальная политическая психология именно такая  пофигистски-халявно-понтовая? Это и правда интересный вопрос. На который со времен Чаадаева никто так и не ответил.

Ни пессимисты. Ни оптимисты. Ни реалисты. Ни русофобы. Ни русопяты. Ни проезжие де Кюстины.

«По моему мнению, медицинский пункт в Малоземове (название нищего села — Б.С.) вовсе не нужен.

Мое раздражение передалось и ей; она посмотрела на меня, прищурив глаза, и спросила:

 — Что же там нужно? Пейзажи?

 — И пейзажи не нужны. Ничего там не нужно».

Это из рассказа Чехова «Дом с мезонином».

Хорошо кончается рассказ: «Мисюсь, где ты?»

 

P.S. А и надоело же это «исчисление национальных мнимостей» и 1001-е доказательство того, что они — мнимости! А жаловаться нечего: другому рукомеслу не обучены. Да и читатели видно — тоже… 

 

 

 

Фото РИА Новости

 

 

 

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Осторожно, сталинофилия! // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Михаилу Бергеру — 60!!! // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мэр Собянин и популизм // МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ
Лужков и оппозиция // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Москва как Когалым // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Новый мэр и федеральный компромисс // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Президент дуется // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Что оказалось самым тяжелым препятствием в ходе борьбы Бориса Немцова за пост мэра Сочи // ВЛАДИМИР МИЛОВ
Уроки Сочи
(по горячим следам)
// АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Сочинский расклад // ГАРРИ КАСПАРОВ