КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахМышь новорожденная. Почти безвредная

8 ФЕВРАЛЯ 2010 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ


Никогда не называй официальный государственный документ совершенно бессмысленным. Совершенство, как известно, недостижимо. А чиновник, как всякий творец, к нему стремится. Посему можно уверенно предсказать: всякий последующий документ будет еще бессмысленнее.

Появившаяся на сайте президента Военная доктрина, безусловно, доказывает это. Анализируя в мае прошлого года свежеизданную Стратегию национальной безопасности, я рискнул назвать этот документ бессмысленным. Но подписанная президентом и преданная гласности в пятницу Военная доктрина перекрывает все доселе известные рекорды бессмысленности. Полтора десятка страниц целиком и полностью состоят из поразительных откровений. Желаете узнать задачи Вооруженных сил в мирное время? Доктрина дает исчерпывающий ответ: от пункта — а) «Защита суверенитета Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории» — и далее до пункта т) «Участие в обеспечении режима чрезвычайного положения».

А еще из этого замечательного документа можно выяснить, что «основная задача строительства и развития Вооруженных сил и других войск — приведение их структуры, состава и численности в соответствие с прогнозируемыми военными угрозами, содержанием и характером военных конфликтов, текущими и перспективными задачами в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время, а также политическими, социально-экономическими, демографическими и военно-техническими условиями и возможностями Российской Федерации».

При этом «выполнение основной задачи строительства и развития Вооруженных сил и других войск достигается путем: а) формирования и последовательной реализации военной политики». Можно я опущу остальные пункты? Хотите верьте, хотите проверьте: все они имеют одинаковую интеллектуальную ценность. И, по моему скромному мнению, ценность эта равна нулю. Перед нами полтора десятка страниц, наполненных животрепещущими новостями о том, что «Волга впадает в Каспийское море».

Разумеется, я не допускаю, что приступ коллективного идиотизма охватил всех сотрудников аппарата Совета безопасности во главе с бывшим начальником Генштаба, одним из самых лучших отечественных аналитиков Юрием Балуевским. Речь идет о естественной реакции чиновников на реальный конфликт относительно перспектив военного строительства. Очевидно, что этот бессмысленный бред — единственная возможная форма консенсуса между противоборствующими кланами военных чиновников. Так называемая Военная доктрина не содержит никакой ясной информации относительно того, как будут выглядеть Вооруженные силы страны.

Любители археологических раскопок смогут обнаружить в тексте доктрины более или менее очевидный намек на существующий конфликт в высшем военном руководстве. Доктрина в частности требует «обеспечения рационального соотношения соединений и воинских частей постоянной готовности и соединений и воинских частей, предназначенных для мобилизационного развертывания Вооруженных сил и других войск». Дело в том, что министр обороны Анатолий Сердюков потребовал, чтобы все части и соединения имели постоянную готовность. В результате были навсегда ликвидированы (так, по крайней мере, утверждают чиновники военного ведомства) соединения сокращенного состава. Таким образом, был поставлен жирный крест на концепции массовой мобилизационной армии. То есть такой армии, которая предполагает защищать страну с помощью массовой мобилизации. Ведь соединения неполного состава должны были принять сотни тысяч резервистов. Вроде теперь с этим должно быть покончено. Но Военная доктрина намекает, что количество частей, предназначенных для мобилизационного развертывания должно быть сопоставимо с частями постоянной готовности. Таким образом, авторы доктрины умудрились показать министру обороны фигу в кармане.

На самом деле военная доктрина – это всякий раз результат торга между политическим и военным руководством страны. Как только политическое руководство ощущает необходимость кардинальных изменений в армии, генералы тут же начинают раздирать на себе мундир и вопить: «Как можно проводить реформы без военной доктрины? Почему не названы противники?»

Теперь выразители мнения генералитета (чтоб заткнулись) получили вполне бессмысленный документ. Да, в нем впервые в качестве военной опасности (при этом оговаривается, что опасность — это всего лишь «состояние межгосударственных или внутригосударственных отношений, характеризуемое совокупностью факторов, способных при определенных условиях привести к возникновению военной угрозы») указывается «стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран – членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока», а также «создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность и нарушающих сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере, а также милитаризация космического пространства, развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия». То есть российское руководство сквозь зубы и с оговорками признало, что НАТО и США представляют собой «военную опасность». Думаю, что ни к каким реальным изменениям в военной политике это не приведет, но у критиков, которые очень ловко используют милитаристскую риторику Путина, уже нет возможности заявлять, что сердюковские реформы ослабляют оборону страны.

Наконец самое главное. Секретарь Совета безопасности Николай Патрушев наговорил полгода назад много глупостей: будто бы в Военной доктрине будет сказано и о готовности России нанести превентивный ядерный удар, и о правилах использования ядерного оружия в локальных конфликтах. В этом случае мы возвратились бы в ситуацию 60-х, когда предполагалось, что ядерное оружия в принципе можно использовать в войне. В результате от этого бреда отказались, и в Военной доктрине фактически сохранились положения доктрины 2000 года: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Правда, при этом было сообщено, что Медведев одобрил некие секретные «Основы государственной политики в области ядерного сдерживания до 2020 года». Скорее всего, это было сделано, чтобы Патрушев, путинский ставленник, мог сохранить лицо. Но в итоге получилось даже неплохо. С одной стороны, Россия не объявляет всех глупостей о применении ядерного оружия еще до начала военных действий и в ходе локального конфликта. А с другой, всем остается лишь подозревать, что именно содержится в секретном документе о ядерном сдерживании. И эта неопределенность обеспечивает эффективное сдерживание тех, кто готов был бы решиться на развязывание войны против России.

Так или иначе, Совбез родил очередную мышь. Но она не помешает военной реформе. И лишь слегка подпортит отношения с Западом. В общем, эта никому не нужная новорожденная мышь практически безвредна.

Фотографии с сайтов kremlin.ru, cgfight.com

Обсудить "Мышь новорожденная. Почти безвредная" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В блогах //
В СМИ //
Конец реформам Сердюкова. Началась контрреформа // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Владимир Путин и его виртуальные солдаты // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Заткнуть черную дыру портянкой… // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Страшная тайна ОПК // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Погоны для Шойгу // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Настоящая причина // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Взбесившийся принтер СК // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ